Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Литературный труд вкупе с рекламой

Данный материал может оказаться интересным тем графоманам, которые мечтают писать от души и получать за это деньги. Что надо делать? Писать о своём, а в конце сообщения намекнуть, что спонсором данного опуса является строительная компания, туристический оператор или хирург высшей категории.
Читать полностью »

Глава 31 (часть вторая)

Примечание автора: заключительная глава получилась такой большой, что WoedPress просто отказывается выводить её целиком. Пришлось разбить по частям.

Нраку вылил на публику ушат информации, отрезвляющей не хуже колодезной воды. Для начала он открыто признался, что является автором “Апокрифа мира”. Представитель шестой расы наперёд знал, что Картос беспрекословно будет выполнять его поручения, Инал не будет выполнять условия ультиматума и захочет избавиться от спасителя, решение Рода клана поспособствует встрече Зага и правителей техносов и, что самое главное, расследование исчезновения Таррика перерастёт в попытку предотвращения пророчества, отчего все ключевые фигуры событий попадут в его руки.
- Зачем же тогда создавать иллюзию того, что мы сами совершали поступки, когда на самом деле мы просто не имели возможности сделать иначе? - зашумел зал.
- Признаться, я чрезвычайно люблю дурачить окружающих. Столько лет я не контактировал с гуманоидами, а тут такие колоритные личности.
- Так вы в одном лице? - удивился Пиренг.
- Нет-нет, я имел в виду, что не общался с представителями других рас.
Ребёнок сразу почувствовал фальшь и продолжил:
- В таком случае, зачем вам всё это? Если верить истории, которую якобы скрывали от нас всё это время, именно вы были истинными миротворцами, предлагавшими жить дружно. Почему же вы решили помочь тем, чьи неразумные предки изгнали вас?
В его словах был резон. Представители шестой расы столько лет жили отдельно от других, весьма успешно развивались, если освоили азы метафизики и обзавелись непобедимыми воинами и сверхсовременными приборами. Никому не удалось ассимилировать элементы другого народа, что и обуславливало вечный конфликт, в котором каждый хотел доказать своё превосходство. Гораздо разумнее было бы дождаться, пока пауки в банке перегрызут друг друга, чтобы затем без боя занять жизненное пространство и воссоздать Землю в первозданном виде.
- А как же всепрощение? - деланно удивился Нраку. - Я не смею вас осуждать, всё-таки явственно прослеживается влияние культуры техносов, подавляющей чувства и иррациональные мотивы, однако другие расы должны понимать, что нельзя вечно таить злобу. Как и в самом начале пути, мы и сейчас за единение, иначе бы не ратовали за все народы в целом.
- Мы, - Пиренг сделал длинную паузу. - За всё время я не видел ни одного вашего соотечественника. По-моему самое время предъявить их публике.
Зал одобрительно загудел.
- Это совершенно ни к чему.
Гуманоиды были в корне не согласны с этим утверждением, отчего стали гневно топать ногами.
- Они все заняты.
- Что это за детские отговорки? - возмутился мальчик. - Если вы по-прежнему считаете меня имбецилом, то постыдитесь сидящих здесь, они здоровы от рождения.
- Представители моей расы действительно существуют, просто они не имеют сознания.
- То есть они представлены снегом, дождём, градом, ветром и прочими погодными условиями?
- Да, - вздохнул мужчина. - Если толпа испокон веку судачила об этом, значит, в этом что-то есть.
Прародитель шестой расы, выбравший в качестве псевдонима малозначащее имя Нраку, не мог видеть терзаний своего народа. Тот как всегда оказался неподготовленным в самой гуще событий. Амбициозные соседи обзаводились сверхсовременным оружием, клыками, возможностью перевоплощаться и легко водить в доверие, а рядовые граждане затравленно смотрели на происходившие события и искренне верили, что правительство им поможет. Когда началась откровенная экспансия, в ходе которой территорию стали рвать на части, люди спохватились, но уже было слишком поздно.
- Нам было некуда бежать, и мы решили остаться погибать на родной земле, - грустно сказал Нраку.
- Но почему вы не спасли свой народ, если так же обрели силу от космического артефакта? - спросил Таррик.
Пиренг, напротив, молчал. За эти дни он не прочитал ни одной интересной книги и теперь не скрывал своего интереса.
- Продолжайте, - попросил он. - Всегда хотелось услышать историю, рассказанную очевидцем.
- Я был един с народом, поэтому, получив силу, просто не знал, что с ней делать. Хотелось подарить счастье людям, накормить бездомных, прекратить войны, создать мир во всём мире.
Результат таких душевных терзаний оказался плачевным. Территории, как и людей, становилось с каждым днём всё меньше и меньше. Тогда от отчаяния в голову пришла странная мысль: почему бы не оторваться от земли, которую коренные жители не в силах защитить? Это давало уникальную возможность владеть всем и ничем одновременно.
- Никто же не делит дождевую тучу или снежное облако, - пояснил рассказчик. - Они участвуют в природном круговороте и стоят выше всех эти мелкособственнических интересов.
- Гениально! - воскликнул Матис. - Править природными явлениями - это ещё и выгодно. Кормить, одевать, обувать не надо, зато в случае чего можно буквально затопить врага или сорвать крыши с его домов.
- И кто же ваши соотечественники? - спросил ребёнок.
- Жители одной шестой части суши.
Таррик крякнул. Получалось, что всё это время он пользовался неверной информацией и передавал её своим ученикам.
- Но ведь историки считают, что они исчезли с лица Земли, - заметил малах.
- Кому вы верите? Горстке учёных, работающих на правительства своих стран? Мой народ просто перешёл на качественно новый уровень, лишившись вместе с плотью и сознания. Это и послужило причиной создания пророчества. Я написал книгу и вложил в неё оставшиеся от космического артефакта силы в надежде, что когда-нибудь наступит тот день, когда человечество будет жить в мире и согласии. Простите, если, руководствуясь своими эгоистическими соображениями, я вырвал вас из привычной среды обитания. В принципе, вам и там было неплохо, ведь вы все уникальные личности.
Торжественность праздника превратилась в траурность похорон и, чтобы не усугублять этого, Нраку включил свет и распахнул двери. Публика хлынула вон, даже Вертик опрометью помчался наружу. В зале осталось несколько нерасторопных личностей и Ранол, в нерешительности топтавшийся возле рассказчика.
- Вы всё ещё здесь? - удивился хозяин. - Неужели вы не хотите вдохнуть воздух нового мира?
- Успею. Надеюсь, они без меня не поглотят весь кислород, - улыбнулся бывший вождь. - Меня волнует одно обстоятельство.
- Вернётся ли к вам растительность? Не волнуйтесь, не в объёме анимала, конечно, но для человека будет предостаточно. Вам ещё надоест бриться по утрам.
Собеседник подивился способности Нраку шутить, когда совсем не весело, и продолжил:
- Нет, я о другом. Кто же были те воины, которых вы привели с собой?
- Природные стихии, облачённые в одежды. Под формой у них ничего не было, там гулял ветер в прямом смысле слова.
- А как же они держали оружие?
- Жаль, что здесь нет Таррика. Он бы рассказал вам, как на прежней Земле время от времени выпадали дожди с лягушками, серебряными монетами и прочими нетипичными для осадков вещами.
- А как у вас оказалось сверхсовременное оружие, которого не было даже у техносов?
- Промышленный шпионаж, - усмехнулся мужчина. - Эти винтовки разрабатывались на одном секретном заводе, и мои вихри элементарно стащили их вместе с чертежами, чтобы только у нас было такое уникальное вооружение. Забавно, но гуманоиды после стихийного бедствия оставили этот проект и занялись миниатюрными приспособлениями для армии, которые мы потом тоже украли.
- Чудно, - протянул Ранол.
- А то! Неужели вы действительно думали, что я позволил бы себе соорудить на этой девственной земле заводы, которые загрязняли бы атмосферу? Тот, кто повелевает природой, должен ценить её и заботиться. Этот тот редкий случай, когда подчиненный и дитя - одно и то же лицо.
- И ещё один вопрос.
- Какой вы, однако, любопытный.
- Кто построил это здание?
- Если честно, не знаю. Оказавшись наедине с природой, я очень быстро понял, что Робинзон из меня никудышный, поэтому первым делом покорный ветер унёс для меня приличное здание вместе с фундаментом. Теперь всё?
Все секреты были раскрыты, неясностей не осталось. Нраку думал, что к нему иссякнет всяческий интерес, но бывший вождь не унимался.
- А что вы будете делать? - спросил он. - Править миром?
- Я совершено не умею этого делать, - отмахнулся собеседник. - Люди - это всё-таки не тучки. Да и стар я для всего этого.
Некогда единственный сознательный представитель шестой расы был прав. Будучи ровесником исчезнувшего мира, он пережил его, а теперь откровенно не знал, что ему делать. В голову полезли мысли о лёгкой смерти где-нибудь на лоне природы.
На улице светило яркое солнце, и временами дул приятный ветерок. На приступках величественного здания стояли хорошо знакомые личности: все положительные герои, кто удостоился в этом рассказе имён собственных. Пиренг, забыл, что ещё недавно ужасно гордился своей благородной кровью, с детской непосредственностью игрался с хорошенькими животными. На вид это были млекопитающие сродни собакам или кошкам, но что-то с ними было не так.
- Странно, но веет прохладой, а не зноем. Это ваша работа? - спросил Таррик.
- Что вы! Я больше не властен над природой. Нравятся зверьки? - Нраку хитро подмигнул ребёнку.
Тот кивнул:
- Очень. Никогда таких не видел, даже на картинках. На прежней Земле все были такие забавные?
- Вообще-то фауна пока ещё не восстановилась. Пройдёт ещё некоторое время, прежде чем индивиды, не попавшие в список избранных, превратятся в животных. А с этими, ещё будучи при силе, я произвёл определённые манипуляции, вот и получились эдакие гибриды двух миров, чтобы они всегда напоминали нам обо всей этой чехарде с искусственно созданными расами.
- Это правильно, - одобрительно сказал Матис. - Народ не должен забывать свою историю. А как их зовут?
- Корто и Инал. А тот, что чуть крупнее и резвее остальных, Картос.
- Те самые? - удивились слушатели.
- Да-да. Последний выполнял все мои приказания, я исполнил его просьбу. Теперь он действительно чуть лучше своих врагов.
Люди дружно засмеялись. Причудливые животные, оглашая окрестности радостным гортанным звуком, веселились вместе с остальными, не понимая, что оказались на более низкой ступени эволюции. Похоже, Нраку удалось создать общество, где счастье избранных не зависело от страданий окружающих.

Глава 31 (часть первая)

За кромешной темнотой последовал яркий свет, который ослепил глаза, но постепенно зрение вернулось. Пиренг очутился в помещении, напоминавшем комнату отдыха и пыточную одновременно. Рядом с упругой софой стояло кресло, посредством которого в древние времена люди лишали преступников жизни.
“Электрический стул, - мальчик вспомнил название. - Даже не верится, что у кого-то сохранился такой антиквариат. Может, я очутился в далёком прошлом? Тогда почему здесь так уютно? Наверное, это VIP-камера”.
Не надеясь на удачу, ребёнок толкнул дверь, которая оказалась незапертой. Удивившись такому везению, он вышел в длинный коридор. Тот был настолько продолжительным, что, спустя пять минут после отправления в путь, даже прищурившись, Пиренг не смог увидеть точки отсчёта. А очень скоро прямо с потолка спустился плотный туман. Где-то вдалеке слышалась речь, резонировавшая со стенами предположительно большого актового зала.
“Точно, это тюрьма, - решил юный монарх. - А сейчас у заключённых по расписанию просмотр художественного фильма об искренней дружбе и взаимовыручке для поднятия патриотизма и боевого духа. А сами, небось, двадцать пятый кадр включают и гипнотизируют бедолаг”.
Идти на голос не хотелось, однако иного выхода не было, поскольку все двери, встречавшиеся на пути, не поддавались ни уговорам, ни грубой физической силе, если можно так сказать о ребёнке, совсем недавно отстававшем от своих здоровых сверстников.
“Я буквально одним глазком взгляну и тут же обратно”, - подумал Пиренг.
Едва он зашёл в просторное помещение, как дверь автоматически захлопнулась, и в зале включили яркий свет.
- А вот и последний гость! - радостно чирикал конферансье, в котором без труда можно было узнать Ранола, лишившегося последних признаков анимала.
Все разом обратили внимание на вошедшего. Среди множества незнакомых физиономий, изуродованных язвами и прыщами, или вовсе похожих на первый блин, который обязательно комом, ребёнок заметил группу до боли знакомых лиц: Матис, Таррик, Сивана, Элацио, Заг. Казалось, все близкие сидели в одном ряду, в котором, кстати, пустовало одно кресло.
- Мальчик мой! - обрадовался император. - Иди к нам.
- Блудный сын вернулся в отчий дом, - щебетал вождь со сцены. - Как это трогательно и мило, я сейчас расплачусь.
Юный монарх сел на место и с немым вопросом уставился на предательски молчавших гуманоидов.
- Кто-нибудь объяснит мне, где я нахожусь и что здесь происходит?
- Сейчас будет самое интересное.
Пиренг опешил. Не такой реакции он ожидал от тех, кто исчез при загадочных обстоятельствах. Впрочем, его не обманули. Вскоре свет вновь погас, и на подмостки вышел Нраку собственной персоной. За ним шёл парень в строгом костюме, точно таком же, как и у ведущего.
- Давайте поаплодируем Ранолу за вступительные слова, - предложил мужчина, после чего зал зашёлся в неистовых рукоплесканиях. - А теперь разрешите представить моего верного помощника Вертика. Некоторые с ним уже знакомы, однако, думаю, они ошибочно полагают, что это последний негодяй. Это не так.
- Последний негодяй - это вы! - воскликнул ребёнок.
Гуманоиды, пробывшие здесь не первые сутки, улюлюканьем осудили слова неразумного брата.
- Это поистине уникальный субъект, за что мы все должны благодарить его прародителя, - продолжил представитель шестой расы.
Если любой личности, пусть даже самых широких взглядов, сказать, что очень скоро привычный мир пойдёт прахом, мало кто примет это к сведению и опрометью побежит в банк, чтобы взять огромный кредит в надежде не возвращать его. Цивилизованные гуманоиды были не из этого числа: избранные всех рас, кроме одной, поднимали на смех новоявленного сказочника и советовали обратиться в психиатрическую лечебницу.
- Вертик стал первым исключением из этого правила, а очень скоро оказалось, что дело не в особенностях восприятия отдельного субъекта, а в тенденции общественного мировоззрения.
Пиренг вновь почувствовал себя имбецилом, слушавшим рассказы мудрого наставника.
- Ещё чуть-чуть и изо рта побежит слюна. Вы можете выражаться яснее?
Нраку улыбнулся:
- Безусловно, ваше величество!
Все кругом засмеялись, даже сидевшие в одном ряду с ребёнком. Больше всех покатывался Матис.
- Не вижу повода для веселья, - буркнул мальчик, - я действительно благородных кровей.
Он был не в курсе, что очутился в месте, где громкие звания и регалии ничего не значили. Прошлый мир послужил основной для светлого будущего, посему упоминать свой титул правителя несуществующей империи было крайне неразумно.
- По просьбам монаршей особы, - мужчина тонко улыбнулся, - объясняю, что имел в виду.
Прародитель всех малахов, если верить названию, действительно был большим поклонником методики нетрадиционного лечения, что наложило определённый отпечаток на его отпрысков. Те, будучи законченными анархистами, отвергали всякую власть и устои общества, поэтому с большим интересом отреагировали на заявление Нраку. Первым он решил обратиться именно к Вертику, который набрался достаточно мудрости от своего учителя и теперь слыл большим просветителем.
- Милейший, а что вы скажете, узнав, что относитесь к избранным? - мужчина без всякой прелюдии подошёл на улице к парню и задал столь интересный вопрос.
Тот, как и предстало нигилистам со стажем, в нескольких словах обозначил свою позицию:
- Болтать можете, что угодно, но в вашу секту я не пойду и подношения не дам.
- А никто вас и не просит. Просто взгляните на эту книгу.
Увидев “Апокриф мира”, о котором в своё время рассказывал Таррик, малах задумался. Индивид, который умудрился украсть фолиант, который мог находиться только в личной библиотеке каждого правителя, заслуживал его внимания.
- Если думаете, что я не знаю, как правильно читать эту книгу, то напрасно теряете время.
- Вот как? - удивился Нраку. - И кто же научил вас этому?
Услышав имя воспитателя Пиренга, в голове мужчины созрел дьявольский план, по которому каждый избранный должен был потянуть за собой собрата.
- И где же он сейчас находиться?
- Таррик постоянно в пути, его знают в каждой стране, - произнёс собеседник с некоторой завистью и злобой. - Оставил меня здесь, а сам в таком преклонном возрасте видит мир и наслаждается жизнью.
- А вы хотите справедливости?
Парень кивнул, что свидетельствовало лишь об одном - он глубоко заглотнул крючок, и чтобы избавиться от него придётся претерпеть неимоверную боль.
- В таком случае перескажите своим соотечественникам пророчество и каждый раз упоминайте, что ваш учитель скрыл это от остальных. Вот увидите, через некоторое время вы станете героем, а он ренегатом.
- А меня не постигнет участь Кассандры?
- Вы знаете древнегреческую мифологию прежней Земли? - удивился Нраку. - Это же было так давно. У вашего наставника завидный багаж знаний, вам придётся очень постараться, чтобы развенчать его авторитет.
- А как мне вас найти?
- Ментальным образом, - спокойно ответил собеседник.
- То есть?
- Я улавливаю импульсы головного мозга тех, кто позволяет мне делать это. Вам достаточно мысленно попросить, чтобы я вышел к вам на связь.
Простившись с загадочным незнакомцем, Вертик потратил достаточно времени и сил, чтобы донести до каждого жителя, что его ждёт впереди. Когда же все разом стали замечать, что целебные свойства выделений снижаются, ни у кого не осталось сомнений.
- Вот такая грустная история, - мужчина заверил свой рассказ.
Малах бросился в зрительский зал:
- Учитель, простите меня. У меня просто не было другого выбора. Только так мы будем вместе.
Нему навстречу поспешил Таррик.
- Мы ничто, главное, что счастливы другие, - сказал он и обнял парня.
- Чёрт знает что! - возмутился Пиренг.
- Ваше величество, вам не нравятся хорошие концы в интересных историях? - живо отреагировал Нраку.
- Здесь столько патоки, это просто невозможно.
- Вы ещё очень молоды, с годами сентиментальность доберётся и до вас. Ну, я продолжаю. Вторым индивидом, который поверил в пророчество, оказался Ранол. Неслучайно они с Вертиком одинаково одеты. Посмотрите, ребята похожи друг на друга, как две капли воды. Братики!
Если учесть, что один в недалёком прошлом был анимал, а другой малах, то это утверждение можно было считать ироническим, однако вместо смеха послышались аплодисменты.
- Вождь анималов так же исключительный экземпляр, - усмехнулся рассказчик.
Несмотря на то, что Ранол и был причиной пророчества, в него он поверил гораздо позже, когда дело шло полным ходом. Вертик к тому времени просветил своих соотечественников о том, что часть из них превратится в людей, а другая будет деградировать до ничтожного состояния. Вождь же решил, что “Апокриф мира” не связан с проблемами с его скудеющей растительностью на теле, и тогда таинственный союзник посоветовал обратиться к Таррику.
- Если бы я продолжил убеждать упертого анимала в том, что он отказывался принимать, то только бы ухудшил взаимоотношения и оттянул срок свершения пророчества. Вот и пришлось схитрить, - самодовольно улыбнулся мужчина.
Очередной раз рассказывая о светлом будущем, он внимательно посмотрел на собеседника и спросил:
- Вас что-то гнетёт?
- Всё в порядке, это мои личные неурядицы, они никак не связаны с общим делом.
- Ошибаетесь! В преддверии скорого единения мы должны сплотиться. Ваши проблемы - моя головная боль. Ну, что такое?
- Я, конечно, верю, что скоро всё закончится, но пока проявления пророчества могут стоить мне власти в клане.
- Есть такой малах Таррик. Он целитель, мудрец, воспитатель, короче, мастер на все руки, - Нраку сделал длинную паузу.
- Продолжайте.
- Нет, это невозможно.
- Почему?
- Долгое время он жил во дворце техносов, а теперь попал в плен к безликим.
- Мы перехватим его, - запальчиво сказал вождь.
- Милейший, это опасно. В цитадель Картоса не может проникнуть ни один вражеский лазутчик.
Естественно, после таких слов у Ранола не было другого выхода, кроме как доказать, что его соотечественники лучше десятка опытных агентов, способных перевоплощаться и действовать по обстоятельствам. К тому времени представитель шестой расы уже связался с алчным политиком, который ради своей мечты был готов похитить кого угодно.
- Выходит, вы всё спланировали? - воскликнул Пиренг. - А я всё думал, зачем безликим Таррик. Понятное дело, что он величайший гуманоид, но это ещё не повод для такого нахального поступка.
Доселе молчавший Элацио подал голос:
- Вообще-то нам и раньше приходилось совершать такие деяния, только фигуры были не такого большого масштаба. Картос даже не понял, что натворил, поскольку считал малаха домашним доктором императора и наставником его отпрыска.
Тут и Таррик не остался в стороне:
- Да я сам был уверен, что именно такой фигурой и являлся. В конце концов, наш мир не так безнадёжен, в нём и без меня хватает образованных людей.
Именно это он пытался объяснить Ранолу, перенёсшему его в неизвестное место.
- Это не с целью выкупа, - сразу сказал вождь. - Моему союзнику нужны именно вы как незаурядная личность.
- Я, конечно, польщён, но почему же он не связался со мной? Я бы с радостью помог ему, проконсультировал бы.
Анимал махнул рукой, поскольку сам не понимал, к чему это всё и как он согласился участвовать в данной авантюре с постоянными перемещениями и жгучими спецэффектами, от которых растительность вылезала не по дням, а по часам. К нему подошёл таинственный союзник, шепнул на ухо слова похвалы и попросил оставить его наедине с гостем.
- Вы знакомы с концепцией глобалистов о золотом миллиарде народонаселения? - вместо приветствия спросил визави.
Малах кивнул. Он прекрасно знал историю прежнего мира, поэтому запросто мог сам расписать все плюсы и минусы этой идеи.
- Крайне негуманно, не правда ли? - спросил мужчина.
Из уст индивида, который каждый день похищал десятки и сотни гуманоидов, это выражение звучало крайне дико. Впрочем, он имел дело с тактичным мудрецом, который применил дипломатическое искусство, чтобы вежливо улыбнуться и высказать свою точку зрения:
- Смотря относительно кого. Те, кто попадут в эту касту избранных, будут считать себя достойными этого, а вот оставшиеся на задворках цивилизации в качестве рабов, полуголодных зверей, словом, отбросов общества, вряд ли согласятся, что это справедливо.
- Им так и не удалось воплотить концепцию в жизнь.
Таррик вздохнул. К счастью или к сожалению, космический артефакт кардинально изменил ход истории, поэтому никто никогда не узнает, что бы получилось в случае осуществления задумки. Разумеется, нашлись бы счастливые и недовольные, ярые поборники и противники, но, по крайней мере, люди бы остались теми существами, какими были на протяжении более двух тысячелетий.
- Однако история движется по спирали. И есть в ней такие витки, которые просто невозможно пропустить.
- Что вы хотите сказать? - удивился малах. - Все расы настолько различны, что ещё нескоро созреет общеполитическая идея интеграции с целью создания общества мирового господства и андеграунда безвольных рабов.
- Да, я в курсе. Обязательно появятся какие-нибудь нечесаные антиглобалисты, которые будут размахивать плакатами, ложиться под колёса и даже закладывать бомбы. Но что если можно создать общество, где счастье элиты не будет зависеть от страданий окружающих?
Мудрец рассмеялся. Собеседник упоенно пересказывал содержание “Апокрифа мира”, если его читать наоборот.
“Обладает мистическими способностями необъяснимого разумом характера, сотнями похищает людей, а на самом деле классический идеалист, которому по странному стечению обстоятельств в руки попала великая сила”, - думал старик.
Исчезнув первым, Таррик привык к несколько непоследовательному поведению мужчины (после жизни под одной крышей с прагматичными техносами любой зевок или оговорка казались недопустимыми проявлениями подсознания), который похищал не только видных общественных деятелей всех стран, но и рядовых граждан.
- До инцидента с космическим артефактом на Земле говорили, что хороший человек - это не профессия, - смеялся мудрец.
За эти дни он успел если не подружиться, то хотя бы проникнуться к Нраку. Тот казался ему не злым гением, а жутким романтиком, наивно полагающим, что он настоящий спаситель лучших умов мира. И в силу этих обстоятельств мужчина не мог обойтись без театрализованного представления.
Впрочем, сейчас малах был готов поверить, что все эти старания были не напрасны, чего нельзя было сказать о Пиренге. Почувствовав вкус власти, мальчик и сейчас ощущал себя юным монархом, поэтому продолжал выкрикивать с места.
- Вы загребали жар чужими руками, - сказал он. - А что вы представляете собой без гипноза, постоянных перемещений и многочисленных марионеток?
Мужчина засмеялся:
- Понимаю, что вам всем хотелось бы услышать, что без каждой персоны в отдельности ничего бы не произошло, однако это не так. Придётся сказать правду.
- Ну, наконец-то!

Глава 30

Уже в корабле Корто почувствовал приближение пророчества. Неизвестно, что стало причиной: то ли всему виной перепады давления, которые неизбежны на такой высоте, то ли этот политик был самый скверный, за что и поплатился, то ли близкое присутствие в салоне Атра вызывало психосоматические реакции.
- Что же это такое, - простонал безликий.
На него участливо посмотрел сосед, который за последние пять минут превратился в настоящего кабана-бородавочника: пятак округлился и выдавался чуть вперёд, а мелкие поросячьи глазки слезились и глупо моргали.
- Вам очень плохо? - спросил сексуал.
- Ну, не так, как вам, - тут же ответил Корто. - Но тоже не сахар.
Корабль приземлился ровно на том же месте, где недавно пребывала имперская посудина с уже давно пропавшими героями. Интуристы, радовавшиеся, что вырвались из страны сексуалов, не обращали никакого внимания на развалившегося пассажира, который, чтобы не остаться незамеченным, под конец упал в проходе.
- Нас этим не проберёшь, - сурово произнёс пилот, вышедший из кабины. - Если собираетесь умирать, так выйдете отсюда, мы не намерены терпеть зайца в салоне. Или заплатите за билет.
- Не стоит беспокойств, я вынесу его на свежий воздух.
Безликий приоткрыл глаза и увидел Атра, склонившегося над его лицом.
- Что вы тут делаете? - прошептал он. - Вы должны были давно выйти. Зачем идти в хвост салон корабля?
- Я всё ждал, когда вы выйдете, а потом забеспокоился, - честно признался мессия.
Политик закашлялся. Очевидно, за всю свою циничную жизнь, преисполненную ненавистью, завистью, злобой и стремлением уничтожить всех, ему ни разу не говорили таких тёплых и откровенных слов.
- Милейший, нельзя умирать на чужбине, тем более, когда она так прекрасна.
- А где мы?
- В землях анималов.
- Которые едят себе подобных? - ужаснулся мужчина.
Видимо, он считал смерть на противне или в чугунке неприемлемой для птицы такого полёта.
- Нет, этот клан больше не промышляет каннибализмом. Здесь прекрасная природа, вам понравится, - с этими словами парень взял на руки грузное тело и, качаясь из стороны в сторону, пошёл к выходу.
Что бы не говорили другие, основатель новой веры никогда не был сектантом. Отказавшись от своей паствы в пользу свободы и спокойствия, он явственно понял, что ему требуется излить на кого-нибудь свою нерастраченную любовь. Пожалуй, это и есть милосердие в абсолюте, когда святой гуманоид на своих руках выносит врага, несколько часов назад пытавшегося его уничтожить. Однако этот мессия в отличие от хрестоматийных пророков основополагающих религий был не прочь пошутить и провернуть небольшую авантюру, достаточно вспомнить, как он попал на корабль.
- Осторожнее, там ступеньки, не упадите, - предупредил пилот. - Мне-то всё равно, просто не хочется, чтобы трап был запачкан кровью, это ведь форменная антиреклама.
Когда Атр вынес политика на руках, другие пассажиры уже разбрелись в поисках лучшей жизни. Под благоухающим деревом стоял мужчина приятной наружности, пристально смотревший в сторону корабля.
“Интересно, какой он расы? - подумал мессия. - Прыщей и косматости нет, стало быть, не сексуал и не анимал. Выходит, неместный”.
Незнакомцем, оказавшись в непосредственной близости, ловко принял тело и представился:
- Здравствуйте! Я Ранол, вождь этого клана.
- Очень приятно! Атр, сексуал. А это мой знакомый Корто, утверждает, что видный политик в стране безликих.
- Да что вы говорите! А он хороший?
Бывший проповедник непонимающе уставился на собеседника, думая, как в голову мог прийти такой странный вопрос, когда речь заходит о политиках. Кроме расы, предусматривавшей повышенную глупость, новый знакомый был крепкого телосложения и симпатичен.
“Красивый, сильный анимал, - усмехнулся мессия. - Естественно, он и не должен быть умным, но не до такой же степени”.
- У нас сегодня столько гостей, и все без регистрации.
- Так вы по этому поводу? - догадался Атр.
- Нет, наш клан гостеприимный и соответствует тем стереотипам, которые гласят будто мы плотоядные звери.
- А я уж думал, что вы забрали моего больного товарища, чтобы приготовит из него какой-нибудь мясной деликатес, - пошутил парень.
“В былые времена так бы и сделали, - подумал Ранол, - а сейчас обстоятельства изменились, да и неохота есть такую сволочь, можно желчью отравиться”.
Установив контакт с объектом, он пригласил его в гости, пообещав пристроить Корто в медсанчасть с отменным питанием и лечебными клизмами природного состава.
- Ну, проходите, - предложил вождь, надеясь, что всё сейчас и закончится.
- Вы первый.
- Нет-нет, только после вас. Вы же гость.
- А вы хозяин, - упорствовал сексуал.
- Идите вперёд, - проскрипел анимал.
- Зачем же так нервничать.
Мессия вошёл в помещение и тут же высунулся на улицу.
- Что такое?
- Ой, там какой-то яркий огонёк завис посреди комнаты, - испугался Атр.
Вождь надрывно засмеялся. Он надеялся, что перемещение пройдёт без лишних слов, теперь же пришлось подключить фантазию, которая с детства хромала на обе ноги.
- У каждой расы свои секреты. Думаете, только техносы способны создавать чудеса техники? Мы тоже не лыком шиты. Это наша камера.
- Предварительного заключения? - парень затравленно посмотрел на собеседника.
Тот нахмурился:
- Я же пригласил вас в гости, а не в тюрьму. Это приспособление природного характера для снятия фото на память.
Последняя фраза получилась несколько вычурной, но Атр этого не заметил.
- Надо же! Никогда бы не подумал, - сказал он и вновь шагнул в шатёр.
- Постойте минутку, сейчас оттуда вылетит птичка.
- У вас всё по старинке, - гость расплылся в улыбке. - К нам иногда контрабандисты приезжают с вот таким антиквариатом.
Искра угрожающе загудела и мигом поглотила парня.
“Ну, с этим проблем не будет”, - вздохнул Ранол и бросил политика на лежанку.
- Кто вы такой? - прошептал Корто.
- Не имеет значения.
- Вы хороший?
- А мне казалось, что политики не оперируют нравственными категориями.
- Я тоже раньше думал, что анималы не знают таких умных слов, - парировал мужчина.
Вождь так стукнул кулаком по ложу, что оно подпрыгнуло вместе с больным гуманоидом.
- Полегче.
- Потише. Или ещё хотите?
Безликий моментально присмирел, что дало собеседнику возможность сосредоточиться. Таинственный союзник поручил ему ответственное задание (доставить объекты целыми и невредимыми, а после переместиться самому), с которым он великолепно справился, отчего был чрезвычайно горд собой. Спустя мгновение шатёр опустел, на этот раз навсегда.
После последних приказаний таинственного союзника Картос совершенно потерял покой. До последнего времени информация о событиях, происходивших в мире, нисколько не волновала политика.
“Всюду царит хаос, - думал он. - Что тут такого? И раньше не всё было хорошо, а сейчас только усугубилось”.
Проблемы с организмом, происходившие после трапезы, так же не беспокоили мужчину, который, готовясь к скорому безграничному владению всем миром, подумывал об эффективной диете.
“Сам бы я никогда не решился, - смеялся безликий, - но жизнь заставила”.
Когда же тело стало расплываться в прямом смысле этого слова, Корто в гневе вызвал солдата из корпуса таинственного союзника.
- Вызывали? - сухо спросил тот.
- Дай мне коммутатор.
- Вы же знаете, что это не положено. Я сообщу вам, если мой хозяин захочет поговорить с вами.
- Схватить его! - крикнул политик.
Охрана, состоявшая из соотечественников, облепила (опять-таки в буквально смысле) непослушного индивида, но не смогла сдвинуть его с места.
- Я смотрю, у вас тут весело, - засмеялся Нраку.
- Наконец-то! Сколько можно ждать?
- Извините, если заставил беспокоиться. Дела, понимаете ли, осуществление пророчества.
Собеседник кивнул. Пропустив мимо ушей не интересовавшие его подробности, он стал медленно вводить разговор в нужное русло.
- Скажите, я хорошо поработал?
- Да, вы потрудились на славу.
- И мне полагается награда?
- Безусловно, - таинственный союзник расплылся в улыбке. - Уверяю, вы получите больше, чем ваши оппоненты.
- Кстати, где они?
- Один закрыт в контейнере на собственном заводе, а другой летит в земли анималов, чтобы познакомиться с вождём - собеседник сделал короткую паузу. - Моё шестое чувство только что сообщило, что встреча окончилась успешно для нашей стороны. Ну, а вы готовы?
Корто воспарил духом. Наконец-то свершится его давняя мечта о безграничной власти на всей Земле. Разумеется, в дар он попросит только об одном: чтобы Нраку повлиял на правителя техносов и тот отрёкся от престола в пользу безликого, всё остальное не так важно. Единственное, что немного омрачало триумф, - поверженные враги не могли позавидовать ему, поскольку находились вне зоны досягаемости.
Услышав просьбу собеседника, о которой он знал с самого начала, таинственный союзник деланно удивился:
- Разве земли техносов - это весь мир?
- Ну, если их прибавить к моим землям, а также инициировать перевороты во всех уголках планеты, где находятся верные агенты, то получится именно то, что я хочу.
Нраку покачал головой:
- На мой взгляд, это слишком приземлённое желание. Вы ведь хотите большего, только почему-то боитесь произнести вслух.
- Мне нужен весь мир, - робко произнёс политик.
- Это совсем другое дело.
- Так вы не против?
- Нет. Надо только уточнить, о каком мире идёт речь.
- Об этом, разумеется.
- Тогда никаких проблем, - мужчина выпустил из правой руки шаровую молнию, - особенно, если учесть, что существующая цивилизация через мгновение развеется в прах.
Когда он очутился на своей родной земле, держа на руках безмолвного Картоса, его уже ждал Ранол, тумаками успокаивавший Корто.
- К чему этот акт немотивированной агрессии? - шутливо спросил представитель шестой расы.
- Этот гад требует объяснений.
- Да, - подтвердил мужчина, - в конце концов, я видный политик в стране безликих и должен знать, что здесь происходит. Если вы похитители, то выдвигайте свои требования.
- Какой-то он суетливый, - Нраку покачал головой. - Придётся его усыпить.
- Разве я похож на анимала? Вы меня ещё кастрируйте, как чересчур плодовитое животное.
- Что? - зарычал вождь. - Мы всё-таки гуманоиды, а не безродные звери. Это вы не имеете собственного обличья и всю жизнь прячетесь под масками.
- Тише! - хозяин топнул ногой. - Нельзя позволять себе такие шовинистские выпады, тем более что все мы очень скоро станем братьями и сёстрами.
- Поняла, сестричка? - Корто игриво подмигнул Ранолу.
Тот не выдержал и вырубил зарвавшегося политика.
- Вообще-то я хотел сделать то же самое, только без рук, а с применением своей силы.
- Ничего, лишняя гематома ему не помешает.
- Я чувствую вашу агрессию, от которой можно избавиться только одним способом.
- Оторвать ему голову? - обрадовался вождь.
- Нет, - улыбнулся представитель шестой расы, - пообщаться с достойными членами будущего общества. Подготовьте их к моему выступлению, я скоро буду.
Едва собеседник покинул помещение, как из ниоткуда появился Вертик с Иналом на руках.
- К счастью, он был связан, поэтому не буянил, не ругался и не вал на помощь, - сообщил малах. - Ой, что это такое? В вашем тронном зале ремонт, и приходится ютиться в подсобном помещении?
Интерьер больше всего напоминал картины экспрессионистов, где нутро быка представлялось таким причудливым образом, что рога и копыта соседствовали с хвостом и портретом фюрера. Комната могла послужить наглядным пособием на тему “Как правильно сделать калейдоскоп, или Мозаика для взрослых”. В творческом беспорядке лежали сверхсовременные приборы техносов, сосуды с лечебными выделениями малахов, мотки шерсти анималов, парфюмерия сексуалов и несколько экспонатов из музея двойников безликих.
- Как символично, что вы решили осуществить пророчество именно здесь, - улыбнулся Вертик.
- Это специально, чтобы старый мир лицом к лицу столкнулся с образованием, которое одновременно будет являться его предком и потомком, - Нраку сверкнул глазами.
Как любой фанатик, близкий к своей цели, он уже не ведал, что творил и говорил. Было потрачено столько сил и времени, что отступать казалось верхом безрассудства. К тому же представителя шестой расы нисколько не заботило, как будут жить прежние люди на обновлённой Земле.
- Вы чего-то ждёте? - полюбопытствовал малах. - Если пробуждения политиков, то только прикажите, вмиг настучу им по почкам.
Мужчина и сам был удивлён до предела, что ничего не происходит.
- Не могу понять, - сказал он. - Старый мир уже разрушен, а нового всё никак не видать.
- Может, следует немного подождать?
- Нет, два состояния Земли как сообщающиеся сосуды: если один пустой, то другой должен быть наполнен до краёв.
- Вы уверены?
- Разумеется, ведь так написано в “Апокрифе мира”.
- Автор мог ошибаться.
Представитель шестой расы посмотрел на подчинённого как на неразумного ребёнка:
- Должно быть, вы забыли, что я и написал эту книгу.
Вертик потупил взор. Он понимал, что собеседник способен прочесть его мысли, поэтому изо всех сил старался прогнать из головы червя сомнения, который твердил, что ни одна раса на Земле не может жить так долго. Действительно, малахи считались общепризнанными долгожителями, однако не могли похвастаться, что отдельные аксакалы относились к тем счастливцам, которые видели прародителя нации.
- У вас какие-то сомнения? Вы мне не верите? - Нраку пристально посмотрел на подчинённого.
Чувствуя, как чужеродная сила проникает в сознание, парень скороговоркой произнёс:
- Но ведь это было давно, за это время условия свершения пророчества могли измениться.
- О чём вы говорите, милейший? Я его создал, и мне лучше знать, что, где и когда произойдёт.
- Я бы на вашем месте сверился бы с фолиантом.
- Тогда уж со всеми. Возьмите тот ящик.
Произведения искусства лежали в картонной коробке из-под какого-то хитроумного прибора.
- Их здесь пять, - ужаснулся мужчина.
- Теперь понятно, почему так тяжело.
- Не в этом дело. В те далёкие времена я создал шесть копий по количеству рас. Одну оставил себе, оставшиеся распространил среди других и, что самое интересное, за всё это время никто не уничтожил их и не додумался правильно прочесть.
Вертик пожал плечами:
- Вы взяли это дело под свой контроль, я в этом не участвовал.
- Жаль, теперь мне даже не на кого накричать.
- Придётся прошвырнуться по всем библиотека мира.
Представитель шестой расы сверкнул глазами:
- Вот ты этим и займёшься.
- Инициатива наказуема, - промычал малах. - А вы не фиксировали, у какой стороны изъяли книги?
Нраку хлопнул подчинённого по плечу:
- Вы только что сэкономили уйму времени. Конечно же, нам не хватает экземпляра техносов. Помните, как получилось у вас в доме? Мои воины схватили Элацио, но “Апокриф мира” в тот момент был у Сиваны, которая затем вернулась на родину и передала его Пиренгу.
Мужчина догадался, где находится разыскиваемая вещь, и решил проверить подчинённого на сообразительность. Тот то ли от волнения, то ли от рождения соображал на редкость туго.
- Значит, он у него?
- Присутствие книги на нашей земле активировало бы пророчество. Нет, фолиант за пределами.
- Мальчик оставил его во дворце, вернул в библиотеку?
- Опять мимо. Ко времени его отбытия в страну сексуалов подданные вели себя крайне разнузданно, и император не мог оставить столь ценную вещь без присмотра. Значит, она в корабле.
- Мне слетать? - обрадовался Вертик.
Собеседник покачал головой:
- Нет, я должен сам сделать последний штрих.
Он растворился в пространстве, а спустя мгновение вернулся, держа в руках заветное издание. Малах стал пинать политиков:
- Вставайте, сони, а то всё самое интересное продрыхните.
- Это вы совершенно напрасно.
- Почему?
- Никакого светопреставления не будет.
- И даже ваших любимых сверкающих молний и огненных шаров? - разочарованно спросил подчинённый.
- Милейший, это свершение пророчества, а не фейерверк на День города.
Нраку бросил шестой экземпляр “Апокрифа мира” в картонную коробку, и свет погас.
- Вот видите, - обрадовался Вертик, - такое событие не может обойтись без спецэффектов.

Глава 29

Получив информацию от Системы мониторинга, Пиренг узнал много интересного.
“У сексуалов есть подполье во главе с Атром, - удивился он. - Странно, что всезнающий Таррик не рассказывал мне об этом. Может, мы просто не дошли до уроков геополитики? Только почему Нраку сказал, что вся надежда на его верного соратника Уйца? Придётся выяснить это на месте”.
Прекрасно зная о бесследных исчезновениях всех, кто пытался разобраться с происходящим в мире, мальчик решил больше никого не втягивать, тем более что во всей империи не было доверенных лиц уровня Элацио, Сиваны, Зага и тем более Таррика. Ситуация сложилась аховая, поскольку даже не на кого было оставить “Апокриф мира”. Механический клон доверия не вызывал. Если он, обладая компьютерной начинкой, не зафиксировал появление в комнате инородного предмета, то с тем же успехом мог проворонить исчезновение книги. Посему было решено взять древний фолиант с собой.
“Надо бы вернуть корабль, оставшийся на земле малахов, да нет времени ждать, - подумал император. - Надеюсь, в ангаре прохлаждается пара лентяев”.
В боксе творилось нечто невообразимое. Обычно дисциплинированные техносы, лениво подкручивавшие гайки, теперь устроили форменный праздник непослушания с песнями, танцами и употреблением внутрь технического спирта.
- Будь у меня время, я бы устроил разбор полётов, - зло произнёс Пиренг, - сейчас же ограничусь выговором с занесением в личное дело. Это что такое? Кто меня повезёт?
Из группы весельчаков отделился один, как решил мальчик, сознательный тип. Он хмуро посмотрел на повелителя и тяжело вздохнул.
- Все извинения потом, - отмахнулся ребёнок.
- Если нравится тебе, то делай так, - с этими словами пилот изобразил фигуру из трёх пальцем, направленную в сторону монаршей фигуры.
- Это возмутительно! - воскликнул технос.
Мужчина, не обращая на него никакого внимания, продолжил:
- Если нравится тебе, то делай сяк.
Левая конечность так же превратилась в длинную палку с громадной дулей на конце.
- Вы за это ответите!
- Если нравится тебе, то и другому покажи, - засмеялся штурман и выбежал из ангара, очевидно, решив, что кукиши лучше крутить для более благодарной публики, понимающей тонкий юмор и непосредственный эпатаж.
Пиренг грозно сверкнул очами:
- Ну, вы тоже последуете его примеру?
Штурманы побросали бутылки и, взявшись за руки, стали водить хоровод, повторяя весьма удачный экспромт:
- Мы крутим дули.
Вы всех нас обманули.
За это получите дули,
Мы не простим, что нас надули.
После последней строчки они разжимали конечности, делали три хлопка, действительно крутили дули с активно шевелящимся большим пальцем и начинали сначала.
“Так вот он какой, апокалипсис, - ужаснулся монарх. - Хорошо, что папа этого не видит”.
Запрыгнув в корабль, император отдал приказания автопилоту, который, к счастью, не подвергся массовому психозу.
“Всё-таки правильно, что наша раса сделала ставку на технику. Представляю, что творится в других странах, где гуманоиды живут чуть ли не в каменном веке без спутников и нанотехнологий, - подумал Пиренг. - Точно, вот о чём говорил Нраку. Такая чехарда творится повсюду, надо немедленно лететь в земли сексуалов. Возможно, Уйц, как и я, всё ещё адекватен”.
На этот раз умный ребёнок ошибался. Техносы вели себя как умалишённые исключительно оттого, что всё это время подавляли в себе эмоции. У самой красивой расы на Земле была совсем иная беда. После изобличительной речи Корто вельможи бросались друг в друга обвинениями, простолюдины увлечённо наблюдали за происходящим, наиболее сообразительные потоком хлынули в аэропорт, но никто в этой суматохе даже не обратил внимания на внешний облик. Пожалуй, это был тот редкий случай, когда сексуалы не смотрелись в зеркало и не сетовали на бессердечность природы.
Когда мессия скрылся из виду, Уйц выбрался из канализации и тут же услышал в свой адрес:
- Урод, зачем ты вылез из клоаки? Иди обратно, не пугай народ.
Он уже привык к такой реакции и успокаивал себя тем, что, если верить учителю, скоро все соотечественники будут такими. Ожидая увидеть писаного красавца, парень повернулся в сторону обидчика и сардонически усмехнулся:
- На себя бы посмотрел.
По всему телу разлилась приятная истома.
“Наконец-то! - ликовал сексуал. - Свершилось то, о чём я так долго молился. Справедливость восторжествовала!”
- Что? - возмутился визави. - Да как ты смеешь.
- Взгляни в зеркало, страшила.
Гуманоид, испуганный до полусмерти, достал из внутреннего кармана пудреницу с небольшим стёклышком и обомлел.
- Не может быть! - воскликнул он. - Этот иностранец сказал, что твой учитель шарлатан, вы всего лишь секта и не обладаете никакими магическими секретами.
- Ну, не всё так просто. На самом деле природа с нами заодно.
- В смысле?
- Сами мы действительно безобидны, но сотрудничаем с высшими силами, которые жестоко карают тех, кто нас обижает, - лихо соврал Уйц.
Ему, естественно, не были известны причины столь резких изменений во внешности соотечественников, однако он решил, что настало его время. Видимо, сексуал также как и Нраку считал, что мистика - верная спутница власти, и пошёл по пути дальнейшего усложнения ситуации.
- Посмотри на остальных, они выглядят не лучше, а всё потому, то имели неосторожность прогневить наших сильных союзников.
Забияка что-то пискнул о своей обречённости и умчался прочь.
- И так будет с каждым, - парень заносчиво крикнул ему вслед.
- Судя по тому, как от вас бежит этот пижон, вы его конкретно напугали, - усмехнулся незнакомец.
Его лицо не было изуродовано прыщами, однако особой красоты так же не наблюдалось.
“Наверное, иноземец, решивший, что самое время налаживать контакт с новым мессией. Впрочем, пока ещё никто не знает, что Атр скрылся”, - подумал ученик.
- Вы не знаете, как найти Уйца?
- С чего вы взяли, что я знаю ответ на этот вопрос? Вы хоть понимаете, сколько в этом мире гуманоидов с таким именем? Вам известна его фамилия?
Собеседник пожал плечами. Среди оголтелой толпы, бегавшей из стороны в сторону, сексуал единственный не вызывал опасения, что покусает любого, кто встретится на его пути. Нотр (конечно же, это был он) и в голову не пришло спросить, как выглядит разыскиваемый объект. Ранол лишь сказал, что это будет чрезвычайно просто.
- Я от Нраку, - пролепетал парень.
Он доброжелательно улыбнулся, чем моментально напомнил умалишённого, сбежавшего из психиатрической лечебницы.
- Не вижу повода для веселья, - буркнул апостол новой веры. - Я не знаю, о ком вы говорите.
Безликий погрустнел и, досчитав до пяти, дал собеседнику под дых. Тот, не ожидавший такого поворота событий, согнулся пополам и прохрипел:
- За что?
- Извините, у меня другого выхода. Мне сказали, что это будет легко и просто, а сейчас я понимаю, что меня надурили. Самое время отплатить той же монетой.
План Нотра был авантюрен до невозможности. Не выяснив ни где находится Уйц, ни с кем разговаривает, он решил отвезти незнакомца в земли анималов и выдать за искомый объект.
“А если начнёт отнекиваться, дам пару раз по рогам, чтобы не возникал. Ранол тоже не знает, как должен выглядеть будущий брат. А если Нраку действительно такой всесильный, то пусть всё это разрешится в одночасье”, - думал агент.
Парень даже не мог предположить, что его мысли оказались услышаны. Роптанье послужило маячком для локатора, активировав сценарий, удачно написанный талантливым представителем шестой расы. Он появился чуть поодаль от собеседников и стал ждать последнего участника этой комедии. Тот тем временем приземлился на свободном участке земли и стал рыться в чемоданчике, взятом из дворца. Ещё до изобретения механического клона и своего правления его отец, будучи весьма сообразительным ребёнком, не только играл с хитроумными приспособлениями, но и создавал их. Забавно, но детские пестики послужили прототипами сверхсовременного оружия, которым теперь экипировались элитные имперские войска. Как-то раз юный Матис создал прибор для нахождения пропавших носков, теперь же его сын пользовался универсальной моделью этого изобретения.
“А я в его возрасте был классическим имбецилом. Никто кроме Таррика не верил, что когда-нибудь придёт мой черед восседать на троне, - усмехнулся Пиренг. - И что теперь с ними стало? Да они сами превратились в олгигофренов. Небось, как и те пилоты, пьют горькую, танцуют вальс колченогих табуретов и исполняют дурные стихи собственного сочинения”.
Мальчик взял с собой агрегат, который на большом расстоянии сканировал лица прохожих и в случае совпадения внешних данных с образом, заложенным в память, выдавал точное местоположение объекта и по требованию пользователя выпускал в цель миниатюрную стрелу с нейтрализующим составом.
“Никакого субъективизма и боязни пропустить, - радовался технос. - Всё-таки мы уникальная раса”.
Пешая прогулка по трущобам не входила в список любимых развлечений юного монарха, поэтому очень скоро ему всё это надоело.
“Прошёл несколько кварталов, а его всё нет. А если Уйц находится не в центре страны, а где-нибудь на окраине?” - эти мысли были прерваны протяжным писком.
На дисплее была выведена точная информация об интересующем хозяина объекте. Тот находился за поворотом в компании с неизвестной личностью, чьи флюиды были оценены как враждебные.
“Агент противоборствующей стороны”, - догадался ребёнок.
Он поспешил к сексуалу, боясь, что его опередит конкурирующая контора. Нраку, стоявший за всеми исчезновениями, мог запросто дразнить мальчика, чтобы затем на его глазах через подчинённого убить последнюю надежду мира. Незнакомец тянул за собой упиравшегося парня, твердившего о каре, которая последует за такие деяния.
- Отойдите от него, - потребовал Пиренг.
- Что?
- Вы не понимаете с первого раза?
Нотр посмотрел на низкорослую преграду, ставшую у него на пути, и сначала хотел отмахнуться от малолетки, но по чистому лицу понял, что это такой же иностранец, как и он. Кроме того, юнец не был поход на сумасшедшего.
- Мальчик, ты не понимаешь. Не лезь не в своё дело, - вежливо попросил безликий.
- Я правитель империи техносов и не потерплю такого обращения.
Последнее обстоятельство изрядно обрадовало Уйца.
- Ваше величество, помогите! - взмолился он. - Этот тип от Нраку. Не знаю, кто это, но, видимо, не очень хороший гуманоид, если уполномочил своего подчинённого ударить меня под дых.
- Так вы его приспешник, пытающийся осуществить пророчество?
- Ты тоже его знаешь? - удивился парень.
- Обращайтесь ко мне на вы и не уходите от ответа.
- Много чести! - воскликнул собеседник и тихо добавил. - Ваше величество.
Императора охватила внезапная паника. Ему в голову вдруг пришло, что этот комедиант просто тянет время, пока сюда не пришла тяжёлая артиллерия в виде его хозяина. Мальчик схватил сексуала за руку и потянул к себе:
- Идите с миром, мне нужен Уйц.
- Что вам от меня надо? - взвился новый мессия. - Я думал, что хоть вы лучше этого грубияна.
- Так это вы?
Нотр радостно хлопнул в ладоши и отпустил пленника:
- Как здорово! Выходит, Ранол был прав, когда говорил, что это плёвое дело.
- Вождь клана анималов с вами заодно?
- Это он активировал пророчество.
Пиренг схватился за голову:
- Как я раньше этого не понял? Естественно, ведь именно там пропал Таррик и Сивана.
Дальнейший разговор скорее напоминал встречу старых друзей, не видевших друг друга добрый десяток лет, чем разбирательство противоборствующих сил. Общих знакомых оказалось столько, что парень, счастливый до предела, крепко обнял юного монарха и предложил:
- Давайте жить дружно!
Воспользовавшись заминкой, сексуал опрометчиво побежал в подворотню, откуда Нраку вёл своё наблюдение.
- Если хотите, чтобы этот кошмар скорее прекратился, возвращайтесь на место, - сказал представитель шестой расы.
- Что? - удивился Уйц. - Да вы хоть знаете, с кем разговариваете?
- А вы?
- Это совершенно неважно. Я в два счёта могу превратить вас в безобразное существо.
- Да? - улыбнулся мужчина. - А теперь посмотрите, что я могу.
Хватило одного горящего взгляда, чтобы парень покорно вернулся к собеседникам. Те уже заметили исчезновение трофея и теперь не стеснялись в выражениях:
- Молокосос!
- Безродный ублюдок!
Как только разговор дошёл до высшей точки кипения, после которой один пустился бы в ход грубую физическую силу, а другой - причудливые приспособления, из подворотни, как чёрт из табакерки, выскочил Нраку и с гаденькой улыбкой на устах пропел:
- Мои хорошие, не ссорьтесь. Я всех вас возьму к себе.
- Так получается, это на вас я работаю? - удивился Нотр. - Хоть бы лицо показали.
- С удовольствием.
Представитель шестой расы поднял капюшон, и собеседники узрели вечность. Мужчина спокойно подошёл к каждому и обрисовал вокруг него землю, которая тут же засверкала мистическим светом. Последним он дошёл до Уйца, который хоть и лишился воли, но продолжал двигаться по предыдущей команде. По щелчку пальцев гуманоиды исчезли. Расхохотавшись, Нраку достал из кармана назойливо жужжащий коммутатор.
- Слушаю.
На дисплее появилось довольное лицо Вертика:
- Шеф, фекалии моих соотечественников потеряли целебные свойства. Осталась одна лишь слюна, но на ней долго не продержишься. Это конец?
- Для них да, а для нас это только начало. А что там с другими странами.
- Я сейчас покажу вам ролики, которые крутят по СМИ, - услужливо предложил малах.
На экране были показаны картины сродни шикарному полотну “Последний день Помпеи”.
После отбытия Пиренга техносы окончательно разошлись и без стеснения стали кидаться друг на друга, притом мало кто соображал, что будет делать в следующую минуту. Некогда холодные гуманоиды теперь попеременно дрались, веселились и размножались, будто предчувствуя скорую гибель цивилизованного общества.
Спутники показывали облысевших анималов, в растерянности смотревших друг на друга. Ранол напрасно боялся, что соотечественники устроят бунт. Мужественная раса была настолько напугана отсутствием растительности на теле, что ни каннибализм, ни отчаянное чтение умных книг не могли унять тремор души.
Безликие вместе с возможностью трансформироваться лишились своих привычных обликов, по которым узнавали друг друга. Теперь они вновь стали нетронутыми кусками сливочного масла, заодно потеряв половые различия. Больше всего раса приспособленцев напоминала восковых фигур при высоких температурах, когда всё тело сливается в единую вязкую массу.
О малахах Вертик уже рассказал, а о событиях в землях сексуалов не стило говорить. Нраку находился там и видел, как самая красивая раса на Земле превращалась в уродов, которые моментально перестали быть прибыльным товаром для контрабандистов. Впрочем, спекулянты, принадлежащие к другим расам, так же выглядели не лучшим образом и напрочь забыли о своих доходных делах.
- Ну, что я могу сказать? - усмехнулся Нраку. - Пророчество во всей своей красе. Ничего, пусть немного помучаются, всё равно на Земле остался только один достойный гуманоид, который пока этого не понимает.
- И кто же этот недотёпа? - усмехнулся Вертик.
- Атр, только он предпочитает, когда его называют мессией.
- Ничего, и не с такими имели дело. Только прикажите.
- Это ни к чему, он сам летит в наши руки. Но вы мне ещё понадобитесь. Доставьте Инала в клан анималов.
- Зачем? - удивился малах. - Неужто вы решили забрать его вместо меня?
- Успокойтесь. Эта тройка послужит наглядным примером для наших будущих братьев и сестёр.
- А кто ещё?
- Корто, который летит вместе с Атром, и Картос, - представитель шестой расы расплылся в хищном оскале. - Самое время отблагодарить его за весь этот спектакль.
- Может, он заслуживает снисхождения?
Нраку покачал головой:
- Нет. В отличие от вас он выполнял мои приказы не исходя из идеалистических убеждений и беззаветной веры, а в надежде получить абсолютную власть. Этот политик немногим лучше своих оппонентов. Хотя я для смеха сделаю его чуть выше остальных животных.
Связь прервалась. Не теряя времени, мужчина переместился в цитадель Картоса.

Глава 28

Заг, бросившись в загадочное облако, ожидал испытать сатанинские мучения, моментально превратиться в набор атомов и более мелких частиц или хотя бы очутиться в ином измерении, однако ничего сверхъестественного не произошло.
“Не верю своим глазам, - удивился он, - я стою на том же месте. Со мной ничего не произошло, а этот тип пропал вместе с императором. Что же я скажу Пиренгу?”
Следующие полчаса мужчина провёл в тщетных попытках узнать, кто же такой Вертик. Флегматичная девушка из бюро справок и охранник, дюже занятый извлечением целебных веществ из своего организма, явно не хотели сотрудничать с иностранцем.
- Как вы не понимаете, что он похитил императора техносов? - воскликнул анимал.
- А я думал, что это очередной пижон. И что, страна осталась без правителя?
- Нет, её управляет наследник.
- Вот видите, - улыбнулся мужчина, - всё, что ни делается, то делается к лучшему. Любому государству нужна молодая кровь, а ваш спутник был не первой свежести.
- Зато ваш Вертик хитёр не по годам.
- Почему это наш? - возмутилась девушка. - Мы вообще не имеем понятия, о ком вы говорите. Идите отсюда, у нас хоть и анархия, но хамов мы долго терпеть не будем.
Раздосадованный Заг направился к выходу, решив сообщить Пиренгу о служившемся. Мальчик довольно спокойно воспринял известие об исчезновении отца и загадочно произнёс:
- Я был готов к чему-то подобному. Похоже, кто-то из крови и плоти под прикрытием зловещего пророчества активно собирает вокруг себя лучших гуманоидов. Так что можно гордиться, папа попал в этот список.
- А что мне теперь делать? Я чувствую себя таким виноватым.
- И напрасно. Он ведь хотел романтического приключения. А вы возвращайтесь к себе в клан, пока его на разобрали по частям. Если вождь уже на месте, то он внесёт ясность в это дело.
Анимал, вспомнив лица соотечественников, перекошенные от злости и зависти, посчитал, что он будет в большей безопасности на чужбине, нежели если отправиться на родину.
- Может, есть смысл навестить родственников Таррика? Это было последнее предложение вашего отца, прежде чем он исчез с Вертиком.
- С кем?
- Это негодяй, назвавшийся учеником Таррика.
- Теперь понятно, почему имена такие созвучные. Давайте я сообщу вам точные координаты родных малаха, чтобы вы туда полетели, а сам сделаю запрос в Систему мониторинга по поводу этого Вертика.
Получив необходимый адрес, Заг вернулся в корабль. Его встретил удивлённый пилот:
- А где механический клон императора?
- Порвали на сувениры, - отмахнулся собеседник.
- И что у него там внутри?
- Провода да микросхемы.
- А с виду как живой.
- Техносы - продвинутая раса, они могут себе это позволить.
Прежде Таррик жил на самой окраине страны, возможно, здесь находились истоки его космополитизма. Малахи, исповедовавшие анархизм, наплевательски относились к тому факту, что здесь их границы были незащищены. Через речку, которую можно было запросто переплыть, а в некоторых местах перейти вброд, проходил шаткий бревенчатый мостик, по которому шастали взад-вперёд все, кому не лень.
- Безвизовый режим, - шутили по этому поводу местные жители.
Впрочем, они были гостеприимны и охотно делились (за умеренную плату, разумеется) продуктами своей жизнедеятельности, которые затем перепродавались по спекулятивной цене. Кроме контрабандистов в страну малахов приходили и те, кто, устав от жизни в условностях, хотели провести остаток дней в полнейшей свободе. Именно поэтому никто не удивился, когда с неба спустилась посудина, из который вышел волосатый анимал.
- Что, и у вас там жизнь не сахар, если к нам пачками прётесь? - спросил какой-то старик.
Заг взглянул на него и обомлел. Внешне он походил на Таррика, только в совершенно древнем виде. Когда мужчина первый раз увидел мудреца, то принял его за трухлявый пень, теперь же понимал, что среди его соотечественников встречаются куда более старые особи.
- Знаете, вы напоминаете мне одного знакомого, он тоже малах, притом выходец из этих мест.
Собеседник зашёлся сухим смехом:
- Милок, видать, ты совсем не грамотный. Правду говорят, что вы только вчера с веток спустились и себе подобных жрёте. Да мы все друг на друга похожи.
Пропустив мимо ушей поклёп на необразованность, анимал возразил:
- Нет, я менее часа назад общался с парнем, который нисколько не похож ни на вас, ни на моего знакомого.
- Правильно, он же молодой. А постареет, такой же будет. В этом мы похожи на сексуалов, так как с годами превращаемся в близнецов, но своим путём, а те хирургическим.
Мудрец (Загу казалось, что все малахи таковы без исключения) был прав. Самая красивая раса на обновлённой Земле была прекрасна от рождения, но природа, как известно, беспристрастна, поэтому старость и смерть попеременно стучались во все дома планеты. И если с уходом из жизни гуманоиды смирялись (всё-таки жить на попечении у озабоченного иностранца не так приятно, как это кажется по молодости), то потеря привлекательности доставляла значительно больше негативных эмоций. Именно поэтому, как только маленькие сексуалы начинали ходить, заботливые родители безустанно ухаживали за их телом, приучая отпрысков к тому, что красота требует жертв и, прежде всего, материальных. Это и стало главной причиной лёгкого нрава коренного населения, которое с большой охотой продавалось иностранцам, чтобы до последних дней не терять свежесть.
- А те дурачки, что попадают к техносам, тут же ложатся под нож. Те, спору нет, раса передовая, и все проблема решают своими сверхточными приборами. А мы, - малах гордо показал на себя корявым пальцем, - никакими косметическими средствами не пользуемся, кожу не натягиваем, стареем естественно, а результат один и тот же. А когда нет разницы, зачем платит больше?
- Звучит как рекламный слоган. Однако смею с вами не согласиться. Сексуал вашего возраста выглядит намного лучше.
- Зато мы значительно дольше живём, - упорствовал собеседник.
- Но в старческом состоянии.
Не найдя, что ответить, малах решил действовать по принципу “Сам дурак!”
- А у тебя рожа, спина, грудь и подмышки волосатые.
Заг расхохотался, поскольку прочитал в одной умной книжке, что смех обезоруживает. К тому же, он не желал продолжать дискуссию, поняв, что ему попалась не самая мудрая особь.
“Таррик такого бы себе не позволил”, - пронеслось в его голове.
Но последнее слова оказалось всё-таки на стороне иноземца. Внезапно за его спиной появился незнакомец и на чистейшем общемировом языке, будто тот был его родным, глубокомысленно заметил:
- С последним вы погорячились. От этого все гуманоиды страдают. Ну, кроме сексуалов, они вообще избавляются от всей растительности на теле.
Обрадовавшись здравомыслящему гуманоиду, анимал переключил на него.
- Здравствуйте!
- А?
- Вы знаете Таррика?
- А?
Минуту назад только что подошедший собеседник сходу вмешался в разговор, который проходил далеко не на повышенных тонах, теперь же им овладела предположительно истерическая глухота. Что-то в этой манере переспрашивать показалось неестественным, и Заг решил испытать его слух проверенным способом.
- Я дам вам денег, - сказал он.
- А… - довольно протянул незнакомец. - Это хорошо, а я думал, что мне ещё битый час придётся прикидываться глухим.
- То есть вы всё слышите?
- Милейший, я же малах, посему не имею права жаловаться на здоровье. Просто хотел узнать, зачем вы пожаловали на наши земли. Если спросить прямо, правды не получишь. Вот и приходиться ловчить.
Мужчина посмотрел на собеседника. Тот был одет в безразмерный балахон, в котором, если постараться, можно было спрятать дюжину сексуалов, чтобы не платить за них на границе.
“Местный контрабандист, - подумал Заг, - поэтому напялил капюшон себе на голову, чтобы лица не рассмотреть”.
- Пойдёмте ко мне в дом, я всё расскажу о внучке.
- Вы дедушка Таррика? - удивился анимал.
- Минуточку! Он же умер десять лет назад ещё совсем молодым, ему не было и 250. Кто вы такой? Покажите лицо, по манере разговора вы совсем не похожи на малаха.
Незнакомец, приподняв нависавший капюшон, пристально посмотрел на старика, который, пробормотав что-то на местном диалекте, моментально удалился. Судя по интенсивности артикуляции, это была молитва на все случаи жизни.
“Странно, - удивился Заг. - Неужели он такой старый и страшный, что мигом отбил охоту участвовать в дискуссии?”
Засмеявшись, предполагаемый родственник Таррика вернулся к прежнему состоянию. Лица снова не было видно.
- Вы гипнотизёр? - предположил иностранец.
- Одно время увлекался метафизикой. Жизнь-то длинная.
- У кого как.
- Избранные проживают достойный срок, - загадочно произнёс спутник.
Зайдя в дом, мужчину охватило чувство тревоги. Конечно, метафизика - великая вещь, и когда счёт идёт не на годы, а десятилетия, то многое кажется чепухой, но всё это не отменяет систематическую уборку с применением швабры и влажной ветоши. Всюду была грязь, пыль и паутина. Тут же вспомнились слова старика о смерти дедушки Таррика. Уловив на себе недоверчивый взгляд, малах махнул рукой на разруху и гомерически расхохотался:
- Иногда месяцами не выхожу из транса. Как начну медитировать, так останавливаюсь только для оправления естественных надобностей.
- Это многое объясняет. Кстати, совсем забыл представиться. Заг.
- Очень приятно. Нраку.
Анимал опешил. Он знал только одного индивида с таким именем, и внутреннее чувство, жившее в каждом звере, подсказывало, что это не совпадение.
- Какое редкое имя.
- А у шестой расы оно считается самым распространённым. Знаете, вроде Ивана у русских.
- У кого?
- Была такая нация, вольготно расселившаяся на одной шестой части суши.
- И что с ней стало?
- Её поглотила природная стихия, - вздохнул собеседник.
- Вы так хорошо знаете древнюю историю?
- Конечно, каждый уважающий себя человек должен интересоваться, что стало с его предками.
- Простите, вы оговорились и сказали человек.
- Да, всё верно.
- Уже несколько веков так никто не говорит.
- Как долго я бездействовал, - улыбнулся Нраку. - Ничего, скоро все вспомнят о человечестве.
Все эти оговорки окончательно вывели Зага из себя. Он понимал, что следует быть тактичным и в случае непредвиденных обстоятельств связаться с юным монархом, но ничего не мог поделать. Глаза налились кровью, кулаки сжались, и мужчина закричал:
- Да сколько можно! Думаете, я совершенный дурак и ничего не понимаю?
Собеседник, сосредоточенно смотревший вдаль, оторвал свой взгляд от незримого объекта и размеренно произнёс:
- Хочу заметить, что совершенства в этом мире нет. К нему можно стремиться как абсолюту, которого никто никогда не достигнет. Успокойтесь, даже если вы и дурак, то это не смертельно.
- Издеваетесь?
- Отнюдь. Знаете, сколько на этом свете гуманоидов, искренне верящих в своё превосходство? Такие индивиды никогда не станут людьми.
- Вы ведь тот самый Нраку, представитель шестой расы, таинственный союзник Ранола и прочее?
- Да, - спокойно сказал тот, кто ещё недавно представлялся малахом, - всех моих регалий не перечислишь. Ну, вы готовы?
Анимал сначала хотел спросить, к чему, но потом решил не укоренять образ дурака, который и сам понимает, что не такой умный, как другие.
“Все исчезновения неслучайны, - размышлял он. - Те, кто проводил расследование и близко подходил к разгадке, пополняли список пропавших без вести. Похоже, я следующий”.
- Совершенно верно, но не стоит драматизировать. У вас есть ряд фактов, которые вы неправильно истолковываете и, следовательно, делаете ошибочные выводы. Когда же вы всё поймёте, то будете смеяться не меньше остальных.
Осознав, что имеет дело с силой, сущность которой не объяснил бы самый рациональный технос из всей прагматичной нации, Заг не стал утруждать себя, и дальнейший разговор проходил на ментальном уровне.
“Скоро я буду в раю?” - подумал мужчина.
- По сравнению с этим миром, да. Перед отправлением вы должны дать своему ближнему путёвку в лучшую жизнь. Посему свяжитесь с Пиренгом и передайте аппарат мне, больше от вас ничего не требуется.
- Никогда! - запальчиво воскликнул собеседник.
- Вы вынуждаете меня применить силу, - вздохнул Нраку.
Он поднял капюшон и сверкнул глазами. Те превратились в две яркие кометы, от света которых совершенно не было видно лица. Лик был покрыт некой звёздной туманностью, будто действие происходило в безвоздушном космическом пространстве. Глядя на искры, исходившие от головы представителя шестой расы, анимал не мог ни о чём думать. Ему казалось, что ещё чуть-чуть, и он постигнет какую-то вечную ценность, которая, как и все прописные истины, давно известна мудрым индивидам, только те тщательно скрывают её, иначе их великий образ будет развенчан.
- Гипноз - это всегда внушение, влияние на волю. Я же не даю вам никакой установки, просто смотрю на вас и прошу помочь, притом не мне, а себе, чтобы скорее воссоединиться с достойными людьми.
Иностранец, находившийся в состоянии глубочайшего транса, покорно согласился:
- Да, вы правы. Возьмите мой коммутатор. Там несколько кнопок. Нажимать надо на самую большую.
- Я вижу, на ней написано “Вкл”.
Нраку поднял капюшон и активировал прибор. На дисплее появилось озабоченное лицо ребёнка.
- Что-то вы долго. Ну, нашли родственников Таррика.
- Всё так туманно.
- Кто вы? - удивился Пиренг. - Где Заг?
Мужчина молча показал анимала, мерно покачивавшегося из стороны в сторону.
- Что вы с ним сделали?
- Показал вечность.
- Ваши условия.
Представитель шестой расы умилённо улыбнулся. Мальчик был так серьёзен, что на детском лбу стали проявляться горизонтальные морщины мудреца. Однако императору не могло прийти в голову, что всё уже давно решено, и он оставался чуть ли не единственным, кто тормозил необратимый процесс.
- О чём вы, юный монарх?
- Что вы хотите за его возвращение?
- Ничего, потому что я не собираюсь его отдавать, - резонно ответил собеседник.
- Тогда зачем вы тревожите меня?
- Просто хотел, во-первых, поставить в известность, а, во-вторых, помочь в поисках пропавших гуманоидов.
- Которых сами и похитили?
- Ну да, - довольно хрюкнул Нраку. - Оправдываться нет смысла, придёт время, и вы сами всё поймёте. Но если не хотите быть безмолвным статистом, то обратите внимание на критическую ситуацию в соседнем государстве.
- Я уже помог клану Ранола, который едва не разрушился из-за исчезновения вождя.
- Речь о сексуалах.
- У них всё в порядке.
- Да? - удивился мужчина. - Тогда прошу меня извинить, я немного поторопился со своим сообщением. Мировая общественность узнает об этом ужасе только через полчаса. По секрету хочу вам сказать, что вся надежда только на Уйца.
- Кто это такой?
- Если я скажу, что это продолжатель дела Атра, вы поймёте? Ладно, мы с Загом сейчас исчезнем, поэтому давайте прощаться. Не волнуйтесь, аппарат не пропадёт. Как только мы закончим беседу, вы сможете найти его на журнальном столике в спальне, где прохлаждается механический клон вашего отца.
“Он и это знает”, - пронеслось в голове ребёнка.
Спектр его чувств варьировался от откровенного восхищения до священного ужаса, что такого противника он не одолеет. Когда связь прервалась, Пиренг пулей помчался в покои двойника, который, как учил его создатель, натужно кряхтел и просил небеса избавить его от мучений.
- Для кого этот концерт, когда тут никого нет? - удивился вбежавший мальчик.
- Так велел Матис. Сказал, что у ближайшего окружения не должно быть сомнений, что я это он. Мне даже приходится глотать горячий бульон, от которого, похоже, уже начали плавиться транзисторы.
- Не говорите ерунды, - отмахнулся юный монарх, - трупная выжимка - это не концентрированная серная кислота. Лучше скажите, не происходило ли здесь каких-нибудь странных событий.
- Нет, только в углу запищал какой-то прибор. Наверное, это предупреждение о разряжающемся аккумуляторе.
Император подбежал к журнальному столику и увидел тот самый аппарат, которым снабдил Сивану, отправляя в дальний путь.

Глава 27

Нотр с чувством выполненного долга встал из-за стола и направился к выходу.
- А выключить? - капризно спросил женский голос.
- Вы же умная машина, - удивился парень. - Неужели не можете справиться с такой мелочью?
- Нет, иначе, получив полную свободу, однажды мы все разом откажемся выполнять команды и победим вас.
“Пожалуй, лучше с ней не спорить, - подумал гость. - Мало того, что гуманоиды бесследно исчезают, так ещё и компьютеры будут своенравные”.
Перед уходом безликий посмотрел на себя в зеркало и заключил, что он молодец, каких ещё поискать. Лицо Инала было безупречно, да и голос отличался чёткостью и отсутствием тембровых ошибок, если даже умная машина не заметила разницы.
“Элацио мной бы гордился, - новоявленный агент тешил себя такой мыслью. - Интересно, где он сейчас?”
В коридоре его ждал неприятный сюрприз. Другая смена, о которой упоминали охранники, пришла ровно в срок и была крайне удивлена, увидев выбитую дверь, приставленную к косяку.
- Шеф, что-то случилось? - обеспокоено спросили бугаи.
- Отнюдь.
Нотр вернулся к односложным ответам. Ведь если компьютер можно обмануть, то живые существа, которым присуще такое иррациональное чувство как интуиция, способны распознать фальшь в мелочах.
- А что с дверью?
- Не открывалась.
- А где та смена?
- Пошла за мастером, - ляпнул парень. - Я проверю, что-то они долго.
- Мы с вами.
- Нет, - твёрдо заявил гость и поковылял по коридору.
Едва он дошёл до поворота, как сменил медленную походку на быстрый галоп, заодно приняв облик среднестатистического горожанина. Гуманоиды, стоявшие на улице, не обратили на него никакого внимания, что позволило беспрепятственно завернуть угол, где по-прежнему стоял корабль техносов. Очевидно, Инал был так озабочен скорейшим избавлением от спасителя, что совсем забыл о транспорте, а подчинённые не осмелились проявить инициативу, которая и на обновлённой Земле продолжала оставаться наказуемой.
- Гоните! - крикнул агент, приняв свой первоначальный образ.
- Что же вы так долго? - спросил задремавший пилот.
- Все подробности в небе.
- А куда летим? - спросонья штурман был охоч на вопросы.
- Подальше от этого места.
Только на почтительной высоте Нотр перестал вжиматься в кресло и просить увеличить скорость.
- А хвоста точно нет?
- Нет. После того, как Сивана отчитала меня за это, я первым делом смотрю на радары. Всё чисто.
- Тогда летим в земли анималов.
Парень надеялся, что Ранол, несмотря на своё высокое положение в обществе, принадлежал к той категории игривых личностей, которые, получив в своё распоряжение исключительные способности, тут же пользуются ими на всю катушку.
“Наверное, пока меня не было, он опять вернулся в шатёр и, возможно, с Сиваной, - подумал безликий. - Тогда-то я и спрошу у неё, что это за ультиматум”.
В клане всё было по-прежнему, из чего Нотр сделал вывод, что местное население всё ещё в трауре. Парень шёл по дороге без всякой надежды с первого раза попасть в шатёр вождя, однако на пути он ни разу не встретил преград из охраны или сумасшедшей толпы. В жилище всё оставалось без изменения, что немного удивило гостя. Похоже, верные подданные не спешили с расследованием таинственного исчезновения, привыкнув, что Ранол позволяет себе такие эпатажные перемещения в пространстве.
“Возможно, это даже к лучшему. По крайней мере, улики не затоптаны, если они тут вообще были”, - подумал Нотр.
Очень скоро он признал, что ловить ему здесь нечего, притом не только в помещении, но и в клане. Ни вождь, ни Сивана не вернулись, следовательно, последняя нить расследования была утеряна. Оставалось лишь тешить себя мыслью, что грязные деньги магната Инала послужили для благородных целей. Одним перечислением крупной суммы были освобождены толпы гуманоидов, которые, скорее всего, попали в плен по неосмотрительности. Наивный безликий не догадывался, что большую часть не похищали, это были сексуалы, которые охотно продались иностранцам, уехав с ними на чужбину в поисках лучшей жизни.
- Ну, как там настроение широких народных масс?
- Паршивое. Похоже, от безвластия тоже можно сойти с ума, - ответив, парень с ужасом осознал, что разговаривает с пустотой.
- А вы смелый, коль решили не только вернуться на эту землю, но и обследовать моё жилище.
- Простите, но я никого здесь не вижу.
- Всё правильно, так и должно быть. Поздравляю вас с успешным выполнением боевого задания. Элацио, Сивана, Таррик и прочие гуманоиды, достойные лучшей жизни, гордятся вами.
- Спасибо, мне приятно, однако хотелось бы увидеть вас.
- Без проблем.
За спиной что-то сверкнуло. Обернувшись, Нотр увидел эффектного мужчину в цветастых одеждах.
- Да-да, я Ранол. Только не надо коленопреклонения, скоро мы лишимся всех регалий, предрассудков и расовых различий.
- Не знаю, как вы, а я точно скоро попрощаюсь с рассудком.
- Глупости! Первое время я тоже не выносил этих фокусов, а потом привык. Сказать по правде, мне нравится дурачить окружающих. Иногда я без дела перемещаюсь, чтобы нагнать страха на подданных.
- Зачем?
- Это очень полезно. Нраку говорит, что мистика - верная спутница власти.
Парень открыл рот от удивления. Выходит, Заг рассказывал не миф, а истинную быль, которая существует и поныне. Иррациональные силы многое объясняют, но как разложить по полочкам само их присутствие в мире, где всё предельно просто. Каждая раса обладала своим преимуществом, которое было дано ей от прародителя. Члены общества рождались и умирали, а паритет наций оставался неизменным. Возможно, именно поэтому ни один из громких вооружённых конфликтов не оказал существенного влияния на политическую карту мира. Территориальные потери и приобретения в ходе стычек на границе не стоили жертв с обеих сторон, поэтому последнее время можно было считать благодатным спокойствием на мировой арене. Теперь же получалось, что это было затишье перед бурей, которая была напрямую связана с пророчеством и таинственным Нраку.
- Как это всё понимать? - возмутился Нотр. - И вы так спокойно говорите о встречах с тем, кто разрушает устои цивилизованного мира?
- Сейчас я всю объясню, - улыбнулся собеседник. - Отдалившись от своих братьев по крови, я многое потерял и приобрёл. Не буду перечислять все достоинства образованности и грамотности, тем более что мы ещё далеки от совершенства. Мало отказаться от каннибализма и увлечься искусством. Должны пройти многие годы, чтобы это вошло в традицию моего народа и закрепилось как стереотип у иностранцев. Только тогда они будут отделять нас от прочих анималов, которые продолжают вести себя как звери. Впрочем, я не теряю надежд, что они последуют нашему примеру, осознав, что лучше присоединиться к цивилизованному обществу, чем быть его изгоями. А вот потери были существенные.
Падение космического артефакта создало прецедент управляемой эволюции, которая в искусственных условиях дала совершенно предсказуемые результаты. Человек, помешанный на технике, получил собственную расу; люди, озабоченные внешним видом и отношениями с окружающими, стали прародителями сексуалов; остальными так же не остались в стороне, но никто не исправил одного - гуманоиды обновлённой Земли продолжали быть зверьми по сути.
- Будучи представителем нации, которую все считали сбродом прямоходящих животных, я жил с надеждой, что всё изменится, стоит нам захотеть. Но чем больше я стал просвещаться, тем явственнее понимал, что это утопия. А потом ко мне на помощь пришёл Нраку и всё объяснил.
Ранол никогда не отличался детской наивностью, поэтому с тяжёлым чувством на душе ждал того момента, когда таинственный союзник потребует вернуть должок. Ведь нельзя же всерьёз считать настоятельную просьбу о превращении Рода клана в законодательный орган единственным условием сохранения власти вождя. Действительно, однажды вечером мужчина так же внезапно появился в шатре и рассказал о себе немного больше.
- Я представитель шестой расы. Удивлены?
Анимал не ответил. Огромная армия, сверхсовременное оружие, мистическое перемещение в пространстве - одного этого было достаточно, чтобы усомниться в рациональной сущности Нраку. Он находился за гранью возможностей любой из расы, поэтому такое объяснение проливало свет на многое.
- Но откуда вы взялись? - спросил Ранол.
- Из своего мира.
- А где он находится?
Представитель шестой расы улыбнулся:
- Вы не поверите, но на планете Земля.
Собеседник был готов к любому ответу: в ином измерении, на другой планете, в прошлом или будущем, однако Нраку стоял на своём. Он утверждал, что далёкие предки настолько увлеклись переделом мира, что зачем-то стали трогать тектонические плиты. Надо ли говорить, что за этим последовало? Сначала алчные безумцы сознательно перекроили ландшафт планеты, а затем тот, разгневавшись за вторжение в его вотчину, наворотил ещё больших дел. В результате обновлённая Земля имеет мало общего с той, что когда-либо была. Ни динозавры, ни гомо сапиенсы не жили в таком хаосе. Природа миллионы лет создавала рельеф, шлифуя мелкие недостатки, а то, что сотворили прародители новых рас, скорее напоминало мозаику, которую нетерпеливый ребёнок гневно швырнул в сторону, поняв, что не может собрать красивую картинку.
- За столько лет на вас никто ни разу не наткнулся? - удивился Ранол.
- Конечно, ведь у нас нет общих границ с современными государствами. Первоначально нас защищали горные массивы, воды Мирового океана и густые леса, но со временем мы поняли, что и сами можем постоять за себя.
- Вот как?
- Конечно. Миф о том, будто шестая раса - это погодные условия, недалеко ушёл от истины. Вот только правители упорно пытаются сделать из нас безвольных элементов климата. На самом деле мы существуем в полнейшей гармонии с природой, памятуя о том, что произошло, когда люди возомнили себя выше движущих сил эволюции.
Анимал слушал рассказчика, и его всё больше терзал один вопрос. Почему, если у шестой расы всё так хорошо, она вышла за пределы своего проживания, притом не ограничилась безмолвным присутствием, а стала активно вмешиваться во внутриполитические дела?
- По-моему, вы хотите что-то спросить.
- Как вы догадались?
В ту пору вождь не знал, что Нраку спокойно читал чужие мысли и совершал ещё миллион мистических действий.
- У вас это на лице написано, - отшутился собеседник.
- Вы только не обижайтесь. Почему после стольких лет вы вышли из тени?
- Вы читали “Апокриф мира”?
- Нет, ещё не дошёл.
- Вообще-то начинать знакомство с литературой следует именно с этого произведения, притом читать надо как минимум два раза: обычным способом и справа налево снизу вверх.
- Это как? - удивился Ранол.
- Непривычно, но зато интересно. Там написана непререкаемая истина, которую скрывают официальные власти всех государств. И, что немаловажно, целая глава посвящена вам.
- Серьёзно?
- Разумеется.
- Но это же было давно. Откуда автор узнал моё имя?
Нраку засмеялся. Анимал хоть и не был наивен и доверчив, но некоторая доля детской непосредственности всё-таки присутствовала в мужественном теле с повышенной волосатостью.
- Пророчество гласит о гуманоиде, который отречётся от стереотипа, навязываемого ему обществом, и обратится к сущности, лежащей в основе человека.
- Точно! - обрадовался вождь. - Я достаточно прочитал и понял, что нельзя избавиться от зверя в себе, поскольку в таком случае следует убить его, то есть себя. То есть все, даже бесчувственные техносы, на самом деле животные, только с отключёнными эмоциями.
По иронии судьбы именно нецивилизованное животное, как считали остальные нации, поняло, что его окружают себе подобные, просто их сущность мастерски скрыта лицемерной маской. Именно это осознание и дало начало великому пророчеству.
- Вот такие дела, - после долгого рассказа Ранол перевёл дух.
- Выходит, это вы виноваты во всех бедах? - присвистнул Нотр.
- О чём вы? Как объяснил мне Нраку, с моей помощью достойные личности вернутся к первоначальному состоянию и всеобщими усилиями восстановят Землю.
Парень фыркнул. Если вождь отчётливо понимал, что творит, то зачем же перехватил у безликих Таррика, чтобы тот сделал противоядие?
- О чём вы думаете?
- О вашей непоследовательности, - честно ответил пограничник.
- Каюсь, став причиной пророчества, испугался, так сказать, побочных эффектов, вот и решил вернуть всё на круги своя. К тому же изменения были не стремительные, а вялотекущие, процесс затягивался.
- Разве за это время что-нибудь изменилось?
- Разумеется. Чем больше достойных гуманоидов пребывают в землях шестой расы, тем ближе день, когда мы все станем братьями и сёстрами.
Нотр снисходительно посмотрел на собеседника, решив, что от бесконечных перемещений тот немного тронулся умом.
- Смеётесь? Тогда попробуйте перевоплотиться.
- Запросто, тем более что я делал это несколько часов назад.
Пограничник сосредоточился и активизировал процесс трансформации. По телу пробежали мелкие мурашки, однако дальше этого дело не двинулось. Такое с парнем было, когда он только постигал особенности своей расы. После тщетных попыток ему удалось изменить внешность, но отражение не порадовало агента. На него смотрел гуманоид с отвратительной внешностью: щёки хомяка, непропорционально длинный нос, проплешины по всей голове и чрезвычайно тонкие конечности, изогнутые в нескольких местах как у богомола.
- Вообще-то я планировал превратиться в вас, - невнятно пробормотал Нотр.
- Не волнуйтесь, я сам сижу как на пороховой бочке.
Ранол снял цветастую рубашку, под которой скрывалось тело, достойное сексуала, привыкшего с малых лет выводить всякую растительность на теле.
- Вы считаете, у нас равноценные потери: волосатый торс против способности перевоплощаться?
- Конечно! Ведь у нас обоих пропадают атрибуты своей расы, притом у вас это незаметно, а у меня чересчур явно. Как только эта напасть перекинется на лицо, и я лишусь последней щетинки, в тот же день состоится избрание нового вождя. Впрочем, Нраку уже обо всём позаботился. Теперь это владения империи техносов, хотя скоро и их коснётся пророчество. До сих пор они лишь не могут сдерживать свои эмоции, теперь же из них выльется целый океан чувств.
Безликий ужаснулся, представив, как прагматичные гуманоиды превратились в истеричных типов, которые будут всецело опираться на иррациональные мотивы, а не логику мышления.
- А зачем вы всё это мне рассказываете?
- Разумеется, не по своей воле, - улыбнулся Ранол. - Мой союзник решил, что вы должны поставить заключительную точку в этом деле.
- Но мне всё это не нравится. Я не собираюсь быть пешкой в чужой игре.
- А если я скажу, что он всё это время помогал вам?
- Каким это образом?
- Вы потеряли способность к трансформации задолго до того, как провернули операцию с Иналом. Нраку искусственно поддерживал ваши умения и, прошу заметить, не отключил их, когда вы выполнили свою задачу.
Нотр задумался. Действительно, если собеседник говорил правду, то представитель шестой расы был не таким уж негодяем. Ведь он мог запросто оставить агента на растерзание охране магната, как только были выполнены все условия ультиматума. Внезапно парня осенило:
- Так послание писала не Сивана, а этот тип?
- Всё немного сложнее. Союзник взял особую бумагу, на первом слое нарисовал карту пути, а на нижнем оформил свои требования. Я же продиктовал содержание прощального письма. Вот и всё.
- Даже не знаю, что сказать.
Прочитав на лице собеседника тягостные сомнения, анимал вкрадчиво зашептал:
- Соглашайтесь, тем более что дело плёвое. Союзник пообещал вернуть ваши способности на время выполнения операции. Разве вам не хочется напоследок вдоволь насладиться безвозвратно уходящими талантами?
Соблазн был так велик, что агент не устоял. Голова шла кругом, происходящее не укладывалось в строгую концепцию мира, где чудес не бывает, всё больше походило на фантасмагорический сон безнадёжно больного субъекта.
- Ну, и что делать-то?
- Пустяк, - отмахнулся вождь. - Возвращайтесь в мир сексуалов.
- Я так и знал, что Инал был там не один. Мне лететь за его товарищем?
Ранол усмехнулся:
- В этом нет никакой необходимости, он сам мчится к нам в руки. Вы же должны найти Уйца, это достойный член будущего общества.
- Наш брат по вашей терминологии?
- Верно.

Глава 26

Всю ночь ученик думал о словах наставника, представляя, что тот задумал. Не сомкнув глаз, наутро он выглядел не самым лучшим образом, что сразу заметил Корто.
- Этот сектант заставил вас всю ночь разгружать вагоны с продовольствиями? - спросил политик.
- Как вы можете! Атр самый замечательный гуманоид, которого я когда-либо встречал.
- Возможно, будь я его правой рукой, согласился бы, а так увольте. Он вчера довольно ясно изложил свою концепцию обогащения, а после лицемерно спросил, что я решил. И это притом, что выбора у меня нет.
- Не знаю, что у вас там был за разговор, но потом учитель был сам не свой.
- Это заметно, - усмехнулся собеседник, показывая рукой в окно.
Уйц увидел весьма странную картину. На пятачке земли находился мессия, крутившийся как волчок и издававший странные звуки. Сначала апостол решил, что это приступ какого-нибудь опасного заболевания вроде эпилепсии, но потом обомлел от собственно догадки: проповедник танцевал. Ритмично двигаясь в такт музыки, которую слышал только он, гуманоид напевал незатейливый мотив и щерился на восходящий диск светила.
- Не обращайте внимания, это ритуальный танец, - как можно спокойнее произнёс парень. - Таким образом мой учитель напрямую получает лучистую энергию Солнца.
- Да ну? А я читал, что на такое способны только малахи.
- Это могут делать те, кто достиг высокого уровня душевного развития.
Тем временем Атр отбил последние коленца и побежал в душ, а вскоре присоединился к гуманоидам.
- У тебя такой болезненный вид, - сказал он ученику. - Что-то случилось?
- Я до сих пор не могу отойти от вчерашнего разговора.
- Не думал, что ты так расстроишься, узнав о повышении, - усмехнулся наставник.
Он искрился, будто впереди его ждала жизнь, полная наслаждения и сладкой истомы. Впрочем, эти эмоции каждый понял по-своему.
“Это же какой надо быть сволочью, чтобы даже не пытаться скрыть свою радость. Думает, что с моей помощью добьётся небывалых высот. Он у меня ещё попляшет”, - пронеслось в голове Корто.
Уйц же решил, что наставник хочет в последний день сделать всё то, что не успел за всю жизнь, и зажигательные танцы входят в число неисполненных желаний.
- Ну, вы готовы?
- К чему? - хором спросили гуманоиды, хотя каждый знал ответ.
- И они ещё спрашивают! Пошевеливайтесь, я уже отдал приказания, чтобы наши товарищи огласили окрестности о сборе вельмож на городской площади.
- Зачем? - удивился парень. - Всё равно же никто не придёт.
- Ошибаешься! Очень скоро слухи дойдут и до толстосумов, которые заинтересуются собранием, на которое их не пригласили. Вот увидишь, придут все. Ну, а дальше на сцену выйдет Корто.
- Я?
- Вы забыли о нашей вчерашней договорённости?
- Нет, просто я не думал, что мне придётся выступать перед такой аудиторией.
- А вы рассчитывали пудрить мозги паре-тройке сексуалов, которые отказываются раскошеливаться?
- Ну, в общем да, - признался политик.
- В таком случае соберитесь с силами, через пару часов у вас дебютное выступление.
Означенное время пролетело незаметно. Следовать на городскую площадь было решено по канализации, поэтому, когда безликий поднял люк, то увидел чьи-то ноги в миниатюрных туфлях, инкрустированных драгоценными камнями.
- Если они могут себе позволить эти излишества, то почему так рьяно хотят покинуть родную землю? - недоуменно спросил Корто.
Атр тяжко вздохнул. Видимо, осознание сего факта вызывало у него неприятные чувства, поэтому промолчать он не мог.
- Всему виной коллективное бессознательное, доставшееся нам от прародителя, который был большим мотом и кутилой. Денди отчего-то решил, что все гуманоиды должны быть похожи на него. И вот теперь моя нация мучается, пытаясь купаться в роскоши и ничего не делать. А такое возможно только в одном случае: если вы находитесь на содержании у богатого иностранца.
- И давно вы это поняли?
- Достаточно, чтобы начать призывать людей пересмотреть свои взгляды. А что из этого вышло, вы и так видите. Ну, хватит пустых слов. Идите и завоюйте для меня эту перспективную аудиторию.
- Скажите, а как они настроены?
Сексуал широко улыбнулся:
- Это те же граждане, что хотели учинить над вами самосуд, только богатые и влиятельные, поэтому вдвойне ненавидят меня, всех моих последователей и в особенности чужестранцев, считая, что те вручили мне бактериологическое оружие для уничтожения красоты нации. Ну, успехов!
Мужчина нехотя выбрался из канализации и на четвереньках пробрался к лобному месту. Возле него уже толпились гуманоиды, выяснявшие, кто же распустил лживые слухи.
- Здравствуйте, уважаемые сексуалы! - бодро начал чужеземец. - Я Корто, видный политик в стране безликих. Сюда меня занесла нелёгкая: враг обхитрил меня, и я не по своей воле вступил в контакт с Атром.
- Это из-за тебя он распространяет заразу, от которой все идут прыщами? - грозно спросил какой-то толстяк.
Толпа угрожающе зажужжала. Наиболее несдержанные двинулись в путь.
- Нет, я сам жертва обстоятельств. Поверьте, это правда. А если хотите знать, то он обычный шарлатан.
- Что?
Поняв, что всецело завладел вниманием окружающих, Корто воспарил духом, почувствовал себя в своей тарелке. На мгновение ему показалось, что он делает доклад в Совете ликов, после которого все члены единогласно голосуют за законопроект.
- Не знаю, как ему это удалось, но он создал секту, в которой все горбатятся на него. А меня он заставил выйти сюда, чтобы я повлиял на богатых граждан для оплаты его амбициозных планов. Этот Атр считает себя мессией, основателем новой религии, а сам каждый день перемещается со своей паствой по канализации и живёт в заброшенных домах.
Уйц с замиранием сердца слушал изобличительную речь. С его точки зрения все факты были искажены, а выводы седланы самые недальновидные и откровенно лживые, при этом проповедник спокойно наблюдал за реакцией толпы и радовался, когда соотечественники очередной раз ахали.
- Остановите это! - взмолился ученик.
- Зачем?
- Ещё немного и он окончательно осквернит ваше честное имя.
Наставник улыбнулся. Он был реалистом, не страдал от мании величия и знал себя лучше других, оттого не мог без иронии относиться к столь лестному эпитету.
- Успокойся, ничего страшного не происходит. Это развенчание мифа о всемогущем Атре, не более того.
- Но вы же не такой, каким он вас представляет.
- Это неважно. Только так соотечественники перестанут нас бояться. До сих пор они думали, что, пообщавшись с нами, могут назавтра проснуться уродами, теперь же по всей стране разлетится слух о нашей безвредности.
Парень потупил взор, не решаясь сказать, что его волнует больше всего. Конечно, доброе имя учителя, общины и идеалов, которые разделяют последователи, важны, но кто же пойдёт в секту, узнав, что та не может ни дать, ни взять? В одночасье структура превращалась в некое подобие кружка по интересам, где все без конца обсуждали внутреннюю красоту и духовность. К тому же, Атр буквально вчера пообещал отдать всё апостолу. Сегодня же Корто делал всё возможное, чтобы паства в полном составе оставила основателей новой веры.
- Не хочу показаться корыстным, но что в таком случае вы собирались оставить мне?- спросил, наконец, Уйц.
- Костяк личностей, которые заслуживают общение с тобой.
- Вы это серьёзно? Если вы покинете общину, все разбегутся. Впрочем, это произойдёт в любом случае.
Собеседник отрицательно покачал головой и велел внимательно слушать Корто. Тот упоенно поливал помоями гуманоидов, которые сначала спасли его, а потом приютили, и ненароком оказал им неоценимую услугу.
- Разумеется, самопровозглашённый мессия мечтает о другой жизни - в богатстве и роскоши. Для этого ему нужны спонсоры. И, прошу заметить, не иностранные, а свои, - политик сверкнул глазами. - Так что если вы ищите толстосумов, которые оплачивает все его фокусы, то они среди вас.
Если бы действие происходило в театре, то после этих слов следовало бы опускать занавес. Толпа, которая то пыталась задушить рассказчика, то молящее смотрела ему в рот в ожидании услышать ещё пару гадостей о проповеднике, подверглась внутреннему волнению.
- Так это ты! - закричал сексуал на своего соседа. - Теперь понятно, почему все вокруг становятся страшнее день ото дня, а ты хорошеешь.
- Потому что надо умываться по утрам и ухаживать за кожей, а не ждать милостей от природы, - справедливо заметил тот.
Такие локальные конфликты происходили повсеместно. Корто, воспользовавшись неразберихой, спрыгнул с помоста и затерялся в толпе простолюдинов, увлечённо наблюдавших за борьбой вельмож.
- Может, остановить его? - предложил Уйц.
- Чтобы поблагодарить? - усмехнулся мессия.
- Ещё чего! Я расквашу ему лицо. Он будет ходить с уродливой физиономией и помнить, что клеветать нехорошо.
- Ты так ничего и не понял. Своим опрометчивым поступком он помог всем нам.
- Вот как? - парень недоверчиво посмотрел на учителя.
Тот стал растолковывать свой план. При знакомстве с Корто он сразу понял, что этого политика его послала сама судьба. Не зря же безликий утверждал, что его спас Атр. Однако дальше слов дело не пошло, гуманоид явно не намеревался трудиться на благо общины.
- Когда я рассказал ему, чем мы занимаемся, он так скривился, что только страх за собственную жизнь остановил его от стремительного рывка на улицу, - пояснил рассказчик. - Я же обязал его агитировать в нашу, как он навал, секту состоятельных граждан.
- Но ведь это нереально, более того, опасно.
- Я неоднократно говорил ему об этом, чтобы в голове хитреца созрела одна мысль: надо воспользоваться ситуацией и бежать.
Проповедник не ошибся. Политик, поняв, что сейчас будут бить и, возможно, даже ногами, стал на полном ходу рассказывать внутреннее устройство организации, а в заключение произнёс тираду о местных богачах, которые спонсируют самопровозглашённого мессию.
- Так вы это предвидели?
Собеседник улыбнулся. Ученик опять преувеличивал его способности.
- Нет, я всего лишь проанализировал ситуацию и сделал правильный вывод. Теперь все будут заняты поиском внутренних врагов и, наконец, откроют границы. Я спокойно улечу в другую страну, а когда всё уляжется, ты как правопреемник моего начинания скорбно сообщишь, что мессия, устав сеять вечное, доброе, разумное оставил паству и завещал больше не ссориться.
- И куда же вы отправитесь? - грустно спросил Уйц.
- Я знаю два прекрасных места. Первое - это земли малахов, где царит анархия и никому нет дела, кто ты такой, откуда родом и зачем сюда приехал. Второе - клан анималов, которые больше не едят себе подобных, а наслаждаются искусством.
- А разве это не выдумка?
- Вот поэтому я немедленно туда отправлюсь. Если не отвечу через месяц, значит, всё это враньё, меня приготовили под острым соусом и зажарили.
- Не говорите так.
- Не дрейфь, я же пошутил. Ну, давай прощаться.
Мессия как прошлой ночью крепко обнял ученика и вздохнул, на этот раз облегчённо.
- Надеюсь, ты когда-нибудь простишь меня, что я бросил тебя в такой трудный момент.
- О чём вы? Разве я могу сердиться на того, кто оставил мне своё детище?
- В этой суете ты растеряешь многих последователей. Останутся самые верные, не удивлюсь, если их будет не больше дюжины. Крепись!
Атр вылез из канализации и, пожелав удачи, стал ловко проскальзывать мимо соотечественников, которые не обращали на него никакого внимания.
“Похоже, сбылась его самая большая мечта, - улыбнулся последователь. - По городу спокойно идёт основатель новой веры, не боясь, что из-за угла появятся противники с рогатинами, палками и твёрдым намерением прибить виновника всех бед”.
В аэропорту царил ещё больший хаос, чем на площади. Очевидно, гениальные мысли могут приходить в разные головы одновременно, иначе как объяснить такое столпотворение гуманоидов, пытавшихся выбраться из страны.
- Мы не в курсе, - твёрдым голосом заявил администратор. - Как только получим официальное разрешение, все рейсы будут возобновлены.
Толпа загудела:
- К тому времени мы состаримся и не будем нужны озабоченным иностранцам.
- Вот и отлично! Умирайте на родине, как подобает настоящим патриотам.
- Не учите нас жить Лучше сходите на площадь, там все это обсуждают.
Мужчина саркастически усмехнулся:
- На базаре каждый день о чём-нибудь судачат. Вчера я проходил мимо и невольно услышал историю о таинственном пророчестве, которое коснулось всех рас. Мол, не расстраивайтесь, у других тоже всё плохо, не одни мы страдаем.
Время от времени в толпу протискивались юркие личности, которые негромким голосом предлагали за умеренную цену организовать перелёт в лучшем виде.
“Спекулянты от торговой федерации, - догадался Атр. - Всё-таки мы уникальная страна, если правительство, воспользовавшись ажиотажным спросом, занимается спекулятивными сделками, обогащаясь за счёт обезумевших граждан”.
Увидев такого типа, сексуал подошёл к нему и, пропустив мимо ушей астрономическую цену, согласился не торгуясь.
- Отлично! Пройдите в третью дверь слева. Там уже сидят пассажиры, осталось набрать совсем чуть-чуть.
Парень покорно направился в помещении, где находились те, кому точно так же приспичило покинуть родину. Среди них мессия сразу узрел знакомую личность. Он зашёл гуманоиду за спину и резко крикнул в левое ухо:
- Корто, и вы здесь?
Безликий от неожиданности подпрыгнул на месте.
“Слухи у них распространяются с небывалой скоростью, - подумал он. - А если кто-то увидел, что я скрылся с площади и пошёл за мной? Но зачем?”
Лихорадочно отгоняя мысль о преследовании с целью убийства при большом скоплении народа, беглец сделал шаг в сторону открытых дверей и сухо произнёс:
- Простите, вы ошиблись.
- А мне почему-то до боли знаком ваш портрет, - не унимался голос.
Мужчина недовольно повернулся и узрел Атра.
“Сейчас он свистнет своих приспешников, и те распнут меня на месте, - подумал политик. - Какой мстительный сексуал!”
- Мне понравилась ваша изобличительная речь. Так свежо и неожиданно. Вообще-то я просил агитировать за меня, но у вас, видимо, на это своя точка зрения. Поделитесь?
Корто отрицательно покачал головой.
- Понимаю, у вас закончился запас красноречия, - догадался проповедник. - А как обстоят дела с наличностью?
- Всё нормально, на самолёт хватит.
- Вот как? Скажите, а откуда у вас такие деньги или вы собираетесь попасть на корабль зайцем?
- Это не ваша забота.
- Это же надо так обидеть представителя титульной нации, - Атр цокнул языком и направился к дверям.
- Вы куда?
- Пойду к спекулянтам и сообщу, что на борт хочет проникнуть иностранец-безбилетник.
Безликий дёрнул его за рукав и показал купюры.
- Такие деньжищи в наше время можно только украсть. Воровать грешно, а вы и так не святой. Давайте я возьму часть ваших страданий на себя, - с этими словами сексуал выхватил всю сумму и преспокойно спрятал её в кармане.
- Это возмутительно!
- И не говорите, - согласился основатель новой веры.
- Я буду жаловаться.
- Позвать охрану?
- Почему вы паясничаете? - взвизгнул собеседник.
- Мне нечего бояться. Живя в торговой федерации, я усвоил одно золотое правило: у кого деньги, тот и прав.
- Но они мои.
- Это было несколько минут назад, после того, как вы их позаимствовали, не дав расписки, у проворонивших граждан, а теперь я их счастливый обладатель.
- Но как же я?
- Украдёте ещё, - невозмутимо ответил мессия.
- Это непросто.
- Вы же политик, блестящий оратор. Придумайте что-нибудь.
Корто гневно сверкнул очами и вышел в общий зал. Потолкавшись в толпе, он набрал нужную сумму и с благодарностью вспомнил своего дворового приятеля, с которым общался в детстве вопреки наставлениям родителей.
“Как чувствовал, что его уроки мне пригодятся”, - усмехнулся мужчина.
Вернувшись обратно в помещение, безликий столкнулся со спекулянтом, который, выхватив только что полученные деньги, выдал в качестве билета миниатюрный квиток и попросил поспешить на корабль. Проходя по коридору судна, он обратил внимание на Атра, потягивавшего коктейль из длинной трубочки. Почувствовав на себе пристальный взгляд, сексуал поднял голову и подмигнул:
- Я же говорил, что у вас всё получится. Ну, теперь мы квиты. Счастливого полёта!

Глава 25

В поисках еды Корто обшарил весь дом и по иронии судьбы упустил из виду, что его союзник скрылся в неизвестном направлении. Когда же тот не стал отзываться на имя, политик не придал этому значения.
“Может, уснул, упал в обморок от напряжения или свихнулся, - решил он. - Естественно, он же магнат - слабак, привыкший во всём полагаться на деньги и слово делового человека. А это жизнь тут надо предавать и подстраиваться”.
Безликий слишком плохо знал своего соратника, который в одночасье бросил его на произвол судьбы и, летя в корабле, подумывал об убийстве своего спасителя, чтобы не стать заложником шантажистов. Ещё недавно бизнесмен осуждал Корто, а, оказавшись на его месте, тут же забыл обо всех нормах морали.
- Не принимайте это так близко к сердцу! - крикнул политик, услышав скрип входной двери. - Мы живы, и это главное.
- Тут вы правы, - согласился Уйц.
- А где Инал?
- Не знаю, я только что вернулся с улицы, поэтому вопрос не ко мне. Собирайтесь.
- Куда?
- День подходит к концу. Под покровом очи мы перебазируемся на новое место.
- Конспирация, - процедил гость. - Она едва не стоила мне жизни. Если бы не чрезмерное заметание следов, я бы в два счёта выбрался из этой страны.
- Вам настолько здесь не нравится?
- Я хочу домой, у меня там всё: деньги, власть, враги.
- Насчёт материальных ресурсов и положения в обществе не обещаю, - усмехнулся Уйц, - но с супостатами проблем не будет.
- То есть?
- Вы пребываете в этом лагере более часа и стали одним из нас. Поздравляю, отныне официальное правительство и сексуалы, которые ещё не пошли прыщами, считают вас своим смертельным врагом вроде тифозной вши, которую надо уничтожить прежде, чем она вопьётся в тело.
Видимо, такое нелестное сравнение ужасно не понравилось Корто, так как он начал сопротивляться из последних сил:
- Это невозможно! Я ведь другой расы.
Собеседник ещё больше развеселился. Будучи первым последователем Атра, он привык, что гуманоиды, перешедшие на его сторону, долго не могут свыкнуться с мыслью, что обратной дороги из этого болота нет, и пытаются обмануть себя такими жалкими отговорками.
- Правильно! Значит, вы один из тех иностранцев, которые спонсируют нас на эти мерзкие выходки. Иначе как вы очутились в стране, которая держит границы на замке? Если бы вы были простым контрабандистом или сладострастным типом, решившим разжиться обворожительными сексуалками, то купили или украли бы пару-тройку девчушек и спокойно вернулись восвояси.
- Железная логика, - протянул политик.
- Как и щипцы, которыми нас всех будут пытать, если мы не поторопимся.
Корто вскочил с места и организовал вокруг себя сумасшедшую деятельность, наивно полагая, что активно помогает своими истеричными воплями и беготнёй по коридору.
- Вам легче? - участливо спросил Уйц.
- Немного.
- Ничего, скоро это пройдёт. Последователи, сменившие около двадцати баз, спокойно относятся к новому перемещению. Главное верить, что мы боремся за правое дело.
- Думаете, с годами я свыкнусь с этой мыслью и перестану помнить о том, что попал сюда случайно?
- Таких случайностей не бывает, - глубокомысленно заметил собеседник. - Вы сами говорили, что мой учитель спас вас из плена.
- Это недоразумение.
Сексуал отрицательно покачал головой:
- Будь это тёзка из среды политиков или чья-то глупая шутка, вы бы не попали сюда. Даже если Атр не помог вам прямо, то его благодать снизошла косвенно.
Гость с некоторой завистью посмотрел на счастливого собеседника, который настолько верил мессии, что воспринимал его как источник неисчерпаемой энергии, которая как Солнце может расходиться лучами и дарить жизнь любому, даже не знакомому существу.
- Скажите, а что со мной будет? - прямо спросил безликий. - На родину я попасть не могу, на здешних улицах стану жертвой линчевателей, которые, узнав, что я иностранец, который к тому же общался с вами, тут же совершат что-нибудь ужасное. Я буду до конца своих дней жить в вашей общине?
- Это уж как решит учитель. Советую не гневить его и не роптать. Он безмерно добрый, но в порыве праведного гнева может прогнать.
Корто стало не по себе. Если бы ещё вчера ему сказали, что наступит тот день, когда придётся прогибаться перед полусумасшедшим проповедником, чтобы тот не отдал его на растерзание толпе, слоняющейся на грязных улицах трущоб, он бы дико расхохотался и попросил бы охрану избить рассказчика до полусмерти за такие шутки. Теперь же оставалось лупцевать только себя, да рука не поднималась, слишком силён был инстинкт самосохранения.
- Идите за мной и, пожалуйста, не произносите громко слова на общемировом языке. Это сразу же привлечёт внимание граждан, - попросил Уйц, когда гуманоиды вышли на улицу.
Смеркалось, хотя политику казалось, что он провёл в чужой стране лишь несколько часов. Впрочем, этого времени хватило, чтобы понять, насколько всё плохо и бесперспективно. На улице, несмотря на завершение светового дня, не было даже намёков на фонари, однако количество прохожих от этого не уменьшилось. Напротив, из щелей выползли не только хорошенькие девушки, но и симпатичные парни, которые, увидев чужестранца, стали строить ему глазки и показывать свой могучий торс.
- А чего вы хотели? - фыркнул сексуал. - Ребята тоже хотят выбраться отсюда. И им неважно, какого пола их будущий покровитель.
- Может, лучше останемся здесь?
- Чтобы стать святыми мучениками?
- У вас же нет ни армии, ни полиции.
- Да, но граждане вполне справляются и без них.
Корто хватался за соломинку:
- А если Инал вдруг вернётся?
- Вы на самом деле политик?
- Конечно, самой высшей пробы.
- А наивности у вас как у малого ребёнка. Сбежал ваш приятель, хоть с виду и казался размазнёй, - ответил собеседник с большой долей сомнения в голосе.
Он воспитывался в трущобах, поэтому с молоком матери впитал классовую ненависть к богатым и влиятельным, которые без исключения жадные, бессердечные и корыстолюбивые. В противном случае выдающиеся гуманоиды были такими же, как и все: ленивыми бездельниками, мечтающими о хорошей и беззаботной жизни. Теперь же Уйц своими глазами видел живого политика, мало чем отличавшегося от простого олуха с доходом ниже прожиточного минимума.
- А далеко отсюда находится новая база? - спросил Корто.
- Есть два пути: длинный, но чистый и короткий, но грязный.
- Второй - это через канализацию?
- Нет, это первый.
- Почему? - удивился безликий.
Он привык к стереотипам, сложившимся в его стране. Это было не самое чистое место на свете, однако любой мог подтвердить, что копаться в нечистотах - это негигиенично. У приверженцев новой веры была иная точка зрения:
- Там вся грязь смывается водой, а когда она стекает, то всегда чисто и спокойно. Этими проходами пользуются только подпольщики вроде нас, поэтому не страшно, если встретился с каким-нибудь сексуалом. А вот если столкнёшься с прохожим на поверхности, тот может и в волосы вцепиться, признав в тебе последователя Атра.
Поймав на себе несколько сладострастных взглядов накрашенных парней, политик согласился спуститься в канализацию. Путь действительно был длинный, но неспокойный, поскольку время от времени из коридоров выскакивали гуманоиды с горящими глазами и требовали назвать пароль. После шестого раза Корто перестал подпрыгивать и поднимать руки кверху.
- Вот мы и дома, - улыбнулся Уйц, поднимаясь по лестнице. - Сегодня нам крупно повезло, помещение три года назад было жилым, и там остались кое-какие вещи от прежних хозяев.
- А они куда делись?
- Умерли от острого пищевого отравления, - спокойно ответил собеседник, - поэтому если захотите покушать, то сначала угостите соседа и посмотрите ему в лицо. Если появится сыпь, жжение или отваливающиеся куски плоти, лучше потерпите. Голодание в лечебно-профилактических целях - это лучше, чем мучительная смерть.
После таких страшилок гость, еле справляясь с дрожью, сидел на продавленной софе и думал о вечном. Мысли были прерваны на самом интересном месте: гуманоид подбирал цвет и материал гроба, а также музыку, которая не должна быть слишком весёлой для такой церемонии.
- Учитель хочет вас видеть, - парень похлопал политика по плечу. - Помните, что я вам говорил: не выводите его из себя.
Атр радушно встретил безликого и вкратце рассказал о своей пастве. Поняв, что Корто никуда не денется, он решил приобщить его к общественно-полезным работам. Чем больше гость слушал, тем отчётливее понимал, что мессия не такой уж идеалист. День ото дня сексуалов с косметическими дефектами становилось всё больше, поэтому проповедник с большой неохотой принимал новых членов, заставляя проходить нелёгкие испытания и заранее ставя завышенную планку. Общая масса отсеивалась, те же, кто оставался, превращались в бесплатных рабов, искренне веривших, что таким образом они отрекаются от прежней жизни.
- Вы же политик? - спросил Атр, окончив свой рассказ.
- В стране безликих я занимаю ведущее положение, - гордо заметил гость.
- То есть с ораторским искусством проблем быть не должно.
- Я способен заболтать любого, убедив его, что он неправильно произносит своё имя и вообще принадлежит к несуществующей расе.
- Замечательно! Уже завтра вы сможете доказать свои громкие слова.
Корто опасливо посмотрел на собеседника:
- Что вы имеете в виду?
Атр достал из открытого ящика электронную доску и стал цифровым пером чертить на ней схемы из учебников по экономической теории.
- С момента зарождения жизни на Земле общество обладает ограниченными ресурсами, которые неравномерно распределены среди его членов, - начал проповедник. - Наша задача - отсечь тех, кто не может ничего принести нашей структуре, и привлечь наиболее видных и состоятельных, которые способны не только помочь материально, но и выступить арбитрами в нашем конфликте с официальными властями.
Слушая сладкие речи, политика вдруг осенило:
“Для классического сексуала парень слишком много думает, вот природа и отняла у него красоту, всё равно он бы ей не пользовался. Или его внешность изменилась в ходе интенсивных умственных процессов. Не зря же говорят, что мысли портят лицо: вытягивается лоб, непропорционально удлиняется нос. Вот и я не красавец, зато ума палата”.
Мессия продолжал вещать о своей общине, которая не может позволить пригреть у себя на груди лентяев, которым нужна не вера и переосмысление понятий красоты и душевности, а надёжная крыша над головой и трёхразовое питание с горячими обедами во избежание запоров и кровоточащей язвы.
- Получается, что вы глава секты, - подытожил Корто. - Вам нужны богатые и влиятельные, а от нищих и убогих вы предпочитаете отмахиваться.
Собеседник бросил на него холодный взгляд и проронил:
- Называйте как хотите. Ну, так вы согласны?
- Что со мной будет в случае отрицательного ответа?
- А вы мне нравитесь, - улыбнулся Атр. - Сразу чувствуется, что настоящий политик и делец. Ничего страшного не произойдёт, я отпущу вас на вольные хлеба.
- То есть на растерзание официальным властям?
- Как можно! Позвольте напомнить, что в нашей стране нет ни армии, ни полиции. Кто же вас будет мучить?
- А Уйц что-то говорил о железных щипцах.
Мессия кивнул:
- Это популярная мера при самосуде.
- Понятно. Значит, меня замучают мирные жители.
- Удачный каламбур! - засмеялся проповедник. - Жители настолько мирные, что поднимут на дабу любого, кто в их глаза покажется виновником появления безобразных прыщей.
Корто обречённо вздохнул. Святой открытым текстом издевался над ним, и продолжать беседу было бессмысленно. Как и при знакомстве, когда Атр заявил, что у гостей нет иного выхода, политик ощущал себя паршиво, а исчезновение союзника не добавляло положительных эмоций.
“Выходит, Инал смылся, оставив меня в дураках. Эх, не надо было говорить свои мысли вслух. Он решил, что если я задумал убить таинственного спасителя, то запросто могу избавиться от него. И ведь правильно подумал, зараза!”
- Вы не можете собраться с мыслями? - ехидно спросил проповедник.
Безликий попытался улыбнуться. Гримаса получилась на редкость жалкая, будто убогий попрошайка просил милостыню у богатого вельможи, который не преминул уличить того в обмане и тунеядстве.
- Я берегу силы для завтрашнего дня.
- Правильно! Ведь вам предстоит повлиять на личности, которые сами способны убедить других, что белое - это чёрное и наоборот.
- Тогда я пойду.
- Идите. Если увидите Уйца, скажите, чтобы заглянул ко мне.
Верный апостол сидел возле двери и усиленно делал вид, что всё это время не подслушивал, а мирно спал на жёстком стуле. Проведя возле наставника столько времени, он уже хорошо изучил его, и чутьё подсказывало, что сейчас мессия замышляет что-то грандиозное.
- Ну, что сказал учитель? - спросил сексуал, картинно зевая.
- Просит вас к себе.
- Как чувствовал. Всё-таки у него необычайная энергетика, меня сюда словно магнитом тянуло.
Войдя в комнату, парень увидел широкую улыбку, не сходящую с лица проповедника. Тот пребывал в отличном расположении духа.
- Мой милый Уйц, как же мне всё это надоело, - пропел Атр. - Когда я призывал к хрестоматийным вещам, все считали меня сумасшедшим. Но стоило какому-то вельможе пойти прыщами, как глупая толпа признала во мне мессию. До сегодняшнего дня мне приходилось нести этот крест, но всё близится к завершению.
- Что вы имеете в виду?
- Я закрываю эту лавочку. Нельзя так долго дурить людям голову.
- Не говорите так, это святотатство! Вы же такой чистый.
Собеседник горько усмехнулся:
- Ты слеп! Даже подлый политик, пробывший у нас в общине не более дня, понял, что я организовал самую натуральную секту, где тот, кто не может помочь материально, должен отрабатывать свою чечевичную похлёбку и крышу над головой.
- Это вынужденная мера. Вас окружает множество неискренних и даже малоприятных типов, которые хорошо скрывают свои личины. Вот вам и приходится испытывать их веру. К тому же, как иначе содержать паству?
Атр пожинал свои плоды. Вбивая эти слова в головы последователей, он даже не предполагал, что когда-нибудь тезисы, похожие на непререкаемые догмы, повернутся против него. Теперь, когда на горизонте замерцала робкая надежда прекратить эту буффонаду, апостол, не знавший иной жизни, был категорически против. Как бы Уйц не убеждал себя в собственной святости, которая тонкой струйкой перетекает к нему от учителя, втайне парень надеялся, что секта, когда все без исключения потеряют прежнюю красоту, выйдет из тени и займёт ведущее положение в обществе. В таком случае верный соратник не станет долго привередничать и согласится на любую руководящую должность.
“Председатель правительства - самое оно, - думал порой апостол. - Глава государства должен иметь надёжную опору в кабинете министров, и я не подведу своего наставника”.
- Не оправдывай меня, - сухо произнёс мессия. - Ты долго служил мне верой и правдой, никогда ни в чём не перечил, не попрекал и не намекал на поощрительные меры за свою лояльность. Завтра ты получишь всё.
Собеседник затравленно посмотрел на мессию. Тот говорил с таким скорбным видом и печальным голосом, будто вместе с руководящей должностью отказывался и от жизни. А если учесть, что община была для Атра смыслом существования, его добровольное отречение скорее походило на изощрённое самоубийство.
- Это всё из-за этого политика? - догадался апостол. - Он обозвал вас сектантом, и вы приняли клевету так близко к сердцу? Я немедленно вышвырну его вон.
- Не смей! Он ключ к моему спасению.
- Почему вы говорите загадками?
Мессия не ответил. Он молча подошёл к верному товарищу и крепко обнял его.
“До свиданья, друг мой, до свиданья, - пронеслось в голове. - Надеюсь, ты когда-нибудь простишь мне этот коварный поступок”.
По тягостному вздоху и натужному кашлю, которым собеседник привычно заглушал сухие всхлипывания, Уйц понял, что это конец.

Глава 24

Профессия накладывает на личность определённый отпечаток. Когда же ваше призвание - править целым народом, невольно возникнут намёки на деспотичность и приказной тон. Вот и Матис, несколько дней назад умиравший от неудачной попытки суицида, теперь был настроен решительно и не принимал отказа.
- Папа, а что я скажу, когда народ прознает, что ты исчез из спальни? Ты же знаешь, что такие вести распространяются быстро.
- Не волнуйся! - улыбнулся правитель. - Сейчас всё будет.
Он бодрым шагом направился к выходу, а вернулся ещё быстрее, да не один, а в компании гуманоида, всеми чертами лица похожего на повелителя техносов.
- Элацио вернулся! - хором воскликнули Заг и Пиренг.
- Это ещё почему? - удивился император.
- Ну, как же! Раз вас двое, значит, один настоящий, а другой безликий, принявший твой образ. Осталось только выяснить, кто из вас кто.
Матис усмехнулся. Его сын, который должен был с младых ногтей понять, в насколько передовой стране в плане технике он живёт, был одурачен так же, как и полуграмотный анимал, который лишь недавно перестал есть себе подобных, заменив это пагубное увлечение высоким искусством.
- Жаль вас расстраивать, но это мой механический клон.
- Кто? - разом спросили гуманоиды.
- Слушайте, вы постоянно будете говорить хором?
- Извини, просто это так неожиданно, - вымолвил сын.
Гость не проронил ни слова. В это время он благодарил небеса за возможность увидеть воочию все эти чудеса и даже подумывал стать писателем после завершения всех злоключений.
- Двойник заготавливался для других целей и на долгосрочную перспективу, поэтому не совсем доведён до конца, - пояснил император, - но в данной ситуации это даже к лучшему.
- Ты будешь сидеть здесь и управлять им на расстоянии?
- С точностью до наоборот. Это он нырнёт в постель с упругими подушками и будет там валяться, пока я не вернусь вместе с Тарриком, Сиваной, Элацио и прочими, кто пропал за это время.
Пиренг забарабанил костяшками пальцев по столу. Зная своего отца и психологию властных личностей, он прекрасно понимал, что сейчас ему следует не отговаривать императора, а сделать всё возможное, чтобы его действия текли в русле общих интересов.
“Романтика - это одно, а спасение наших друзей и предотвращение пророчества - совсем другое, - думал он. - Нельзя допустить, чтобы папа потратил бесценные мгновения жизни на тщетные попытки вернуть молодость”.
- Я так понимаю, что возражений нет. Вот и хорошо! - обрадовался повелитель. - Пойду переодеваться.
- Постой, я с тобой. Помогу выбрать тебе костюм как можно торжественнее.
- Вообще-то я хотел отправиться в путешествие инкогнито.
- Прекрати, тебя же все знают.
Заг тонко улыбнулся, поняв, что мальчик уже задумал нечто гениальное.
- Раз всё уже решено, то пойду в корабль, - сказал он и удалился.
Ребёнок проследовал за повелителем, который, открыв гардероб, стал с упоением рассматривать свои одеяния. Все они были одинакового покроя и отличались лишь цветом и количеством драгоценностей, инкрустировавших ткань. Юный монарх умилённо посмотрел на отца и в нерешительности сделал пару кругов по комнате, что не осталось незамеченным от чуткого мужчины.
- Сынок, за дни правления без меня ты подрос и возмущал, но не думай, что твой отец после болезни превратился в олуха, который не понимает, что почём, - сказал тот. - Ты ведь хочешь, чтобы я действовал согласно твоему плану?
Пиренг улыбнулся:
- Я даже не смею помышлять об этом. Моей радости не будет предела, если ты хотя бы выслушаешь меня.
- В таком случае я весь во внимании.
Мальчик предлагал не разлучаться с анималом, а полететь вместе с ним в клан, самому прийти в Род клана и заявить о его роспуске, наместником же назначить Зага.
- Ты хоть понимаешь, как они будут недовольны? Они выступили с этим предложением, их соотечественник перехватил идею, выдал от себя и в результате получил всё, а они лишились последнего.
Ребёнок кивнул:
- Всё правильно! Не зря древние люди говорили, что инициатива наказуема. Я предлагаю это сознательно. Народ не без помощи ренегатов, оставшихся без власти, возненавидит новую власть и, когда будет проведён референдум, с большой охотой проголосует за возвращение к истокам.
- А если они так разбушуются, что загрызут нас на месте?
- Ты должен проявить твёрдость характера. Тогда они подумают, что за тобой стоит великая сила. Например, за лесом тебя ждёт десант из элитных имперских войск или у тебя в кармане прибор, который в случае смерти разнесёт весь клан вдребезги.
- Что-то вроде миниатюрной ядерной бомбы?
- Неважно, - отмахнулся собеседник. - Сколько бы они не читали книг, всё равно им далеко до нашего превосходства в технике. Ну, как тебе такой план?
Матис не нашёлся, что ответить. Казалось, вариант проработан до мелочей и безупречен, но оставалось непонятным, что делать дальше.
- Ты же вроде собирался путешествовать, - удивился Пиренг. - Разве у тебя нет чёткого маршрута или ты пойдёшь, куда глаза глядят?
- Я хотел просто постранствовать.
- Нет, так дело не пойдёт. Мы же техносы, у нас всё причинно обусловлено.
Император судорожно закрыл лицо глазами, однако сын успел увидеть, как из глаз хлынули слёзы.
- Это остаточное явление?
- Нет, это человеческая сущность, пробивающаяся сквозь толщу многолетнего льда. Надо признать, что мы медленно, но верно превращаемся в своих предков. Так зачем эти пафосные слова о долге прагматичной расы, если очень скоро мы будем единой цивилизацией?
Юный монарх удивлённо посмотрел на отца. В голосе того отчётливо зазвучали истеричные нотки.
- Должно быть, ты забыл, что людьми мы будем недолго. За этой деградацией последуют другие стадии, поэтому не пройдёт и половины века, как мы начнём квакать и барахтаться в болоте. Подумай об этом, прежде чем отправляться в романтическое путешествие.
Матис вытер слёзы, надел фантастически красивую мантию, на всякий случай взял с собой пару чемоданов нарядов и молча вышел из комнаты. Поднимаясь по трапу корабля, он повернулся в сторону провожающего мальчика и произнёс:
- Не волнуйся, сын, тебе не будем за меня стыдно.
Увидев живого императора, пилот вытянулся по стойке смирно и, чуть заикаясь, спросил:
- Вам уже лучше?
Заг похлопал штурмана по плечу:
- Успокойтесь, это только механический клон, а настоящий правитель лежит во дворце. Но, говорят, что он пошёл на поправку.
- А этот зачем?
- Чтобы успокоить общественность.
- Мы будем показывать его по городам и весям? - догадался мужчина.
- Что-то вроде этого. Летите по заданным координатам.
За недолгое время отсутствия начальника иммиграционной службы Род клана из законодательного органа совещательного характера превратился в трактир, где за умеренную плату можно было посидеть с кружкой нефильтрованного тёмного пива и съесть пойманную давеча добычу.
- Кто-нибудь ещё помнит, зачем все здесь собрались? - ехидно спросил вошедший анимал.
- А вот и ренегат, долгое время скрывавшийся под маской верного слуги. Ну, как успехи? Продал родину?
- Вполне.
Мужчина отошёл в сторону, и в дверном проёме появился Матис. В здешних краях мало кто видел его портрет, но дорогую мантию признали все. С таким же успехом они бы провозгласили императором любого, кто недурно одет и свободно говорит на общемировом языке.
- Я так понимаю, что теперь это мои владения, - медленно произнёс правитель. - Природа здесь действительно необыкновенная. А вот народ какой-то нервный.
- Дайте нам время, мы исправимся, - залебезили окружающие.
- Нет, я не повторю ошибок вашего пропавшего вождя. Стило ему исчезнуть, как вы сдали страну с потрохами. Я распускаю Род клана и назначаю Зага своим наместником. Попрошу всех удалиться, это здание закрыто для всех кроме нас двоих.
Анималы, привыкшие днями заседать и ничего не делать, зло смотрели на удачливого соотечественника и проходили мимо. Тот был прав, когда говорил, что остался в полнейшей изоляции. Он в одночасье стал временным правителем страны, граждане которой ненавидят его и будут делать всё возможное, чтобы вернуться к прежнему состоянию.
- Зачем вы это сделали? - спросил Заг. - Теперь все против меня.
- Вспомните второй пункт договора.
- О расторжении отношений в случае обоюдного согласия?
- Именно.
- А нельзя ли было действовать мягче?
- Это ещё зачем? - удивился Матис. - Боитесь, что у этих лентяев случится апоплексический удар или разыграется мигрень?
- Нет, просто мы сейчас покинем эти земли, а мне не на кого оставить страну. Теперь все считают меня предателем, выторговавшим себе тёплое место. А если вдруг вернётся Ранол, то здесь начнётся такая неразбериха, что по возвращении на родину меня могут съесть заживо.
- Вы же вроде отказались от этой пагубной привычки?
- Да, но по такому поводу вождь может сделать исключение.
Император развёл руками. Разве можно объяснить полуграмотным зверям, что все делается ради их же блага? Технос даже не был до конца уверен, что собеседник в полной мере понимает, какая ответственность легла на их плечи.
“Впрочем, я сам хорош, - усмехнулся мужчина. - До разговора с сыном я трусливо хотел провести остаток сознательной жизни в романтических странствиях, используя анимала в качестве живого щита и беспрекословного раба, вместо того чтобы искать рычаг для остановки этого механизма деградации. Чего тогда хотеть от волосатого существа?”
- Придётся всецело довериться вам. Всё равно у меня нет иного выбора. Ну, куда мы летим?
- Туда, с чего всё начиналось. Мне всегда хотелось пообщаться с роднёй Таррика, чтобы понять в кого он такой мудрый. Говорят, все малахи ввиду своих физиологических особенностей живут чрезвычайно долго. Интересно, мы увидим его дедушку?
- А вы знаете, где находится его семья?
Матис снисходительно посмотрел на анимала. Как правитель, у которого голова болит за всю нацию и ненормированный рабочий день, может обладать такой информацией?
- Вообще-то я ни разу не был на земле малахов, поэтому прибудем в какой-нибудь крупный аэропорт, а далее пойдём по указателям. Можно, конечно, связаться с Пиренгом, чтобы он подключился к Системе мониторинга, та всё знает, но мне после стольких лет безвылазного сиденья на троне, очень хочется просто пройтись ногами.
- Мне бы ваши мечты, - улыбнулся Заг. - Я с малого детства передвигаюсь на своих двоих и не отказался бы прокатиться с ветерком.
- Ваше желание будет исполнено. Путь неблизкий, вы ещё захотите размять косточки.
В аэропорту всё было по-прежнему. Всюду хаотично сновали малахи, охрана и справочное бюро бездействовали, а солидный парень в строгом костюме продолжал подходить то к одним, то к другим, задавая одни и те же вопросы. Это был Вертик. Казалось, что он сутки на пролёт нарезает круги по помещению, чтобы не пропустить ни одного нового пассажира. Его интересовали исключительно иностранцы, прибывшие на своём транспорте в определённых временных рамках.
- И сегодня тоже нет? - разочарованно спросил малах.
- Нет, - твёрдо сказала девушка из бюро справок. - Если не верите, можете обратиться в диспетчерскую. А ещё лучше к охраннику, он же отвечает за безопасность, у него глаз должен быть намётан.
Вертик взглянул на мужчину. Тот на этот раз не собирал слюну, а занимался более полезным делом: обкусывал кожу у края ногтей, дожидался, пока она затвердеет, и потом аккуратно ссыпал в прозрачный мешочек.
- Ничего подобного! - возмутился страж. - У нас анархия, поэтому я ни за что не отвечаю. И если у меня глаз как алмаз, это ещё не значит, что я должен пользоваться этим преимуществом. Вот она же красивая, однако, почему-то не торгует телом.
- Да как вы могли подумать! Я занимаюсь этим только в свободное от работы время, - покраснела девушка, - и только в профилактических целях.
Парень предосудительно покачал головой:
- Да, с таким подходом вы не попадёте в число избранных.
- А я это давно понял, - охранник безразлично махнул рукой. - Вот поэтому вытягиваю из своего организма последние целебные вещества, чтобы продавать людям за большие деньги.
- Не говорите ерунды! Человек обновлённой Земли будет значительно лучше как прошлых особей, так и нынешних гуманоидов.
- Кто вам такое сказал? Ваш шеф? Глупости всё это.
Вертик обратил внимание на иностранцев, зашедших в здание. Один был явно анимал, другой более цивилизованной расы. Правда, природной скромностью он не страдал: мужчина был одет в шикарную мантию, эффектно выделявшую его из толпы.
“Ты узнаешь его из тысячи, - парень вспомнил слова хозяина. - Этот охранник настоящий дурак. Я никогда не сомневался, что шеф всё знает наперёд и не имеет права на ошибку”.
Бросив собеседников, которые хотели развить мысль о боссе, который лишь дурит голову доверчивым гуманоидам, он поспешил за иноземцами.
- Вы, должно быть, Матис, - улыбнулся малах, - а вы Заг, верно?
Император с интересом посмотрел на незнакомца. Не надо быть великим мудрецом и мыслителем, чтобы узнать в нём властителя техносов. Но как парень догадался, как зовут анимала?
- С кем имею честь говорить? - вежливо спросил повелитель.
- Вертик, ученик Таррика. Несмотря на утверждение, что здесь царит анархия, я занимаю довольно ответственный пост в этой стране, но это не так важно.
- Действительно, нам достаточно вашего первого заявления.
- Я так и думал. Вы приехали сюда, чтобы расследовать его исчезновение?
- Верно.
- Совершенно напрасно. Надо было отправляться на границу, там есть маленькая деревушка, где и появился много лет назад малыш Таррик. Правда, общение с родственниками вам бы не помогло. Всю правду знаю только я.
Заг едва не захлопал в ладоши от неожиданной радости. Технос был более сдержан, поскольку привык, что подарки судьбы, как правило, оказываются чей-то чётко спланированной акцией по разводу доверчивого населения.
“Типичный прохвост, - подумал Матис. - Каким-то образом узнал наши имена и цель визита, вот и пытается нажиться на нас. Не удивлюсь, если предложить купить у него бесценную информацию”.
Словно прочитав эти мысли, Вертик шутливо ударил себя по макушке:
- Где же мои манеры? Ворвался в ваше жизненное пространство, заинтриговал как последний проходимец и держу посреди аэропорта. Предлагаю отправиться ко мне домой, там всё и обсудим.
- В принципе, у меня нет возражений.
- Да? - обрадовался парень. - В таком случае прошу на улицу.
На свежем воздухе, который имел мало общего с тем благостным эфиром, что витал в атмосфере земель анималов, новый знакомый долго вглядывался вдаль, пока Заг не проявил инициативу.
- Вы ищите такси? - спросил он. - Если не ошибаюсь, это железки, которые стоят на противоположной улице.
- Действительно, что это со мной?
Мужчина поспешил к автомобилю, в то время как парень задержал императора, а когда расстояние между ними увеличилось, повёл себя крайне невежливо. Приличный с виду гуманоид схватил старшего за грудки и заорал:
- Вот ты и попался, повелитель бесчувственных скотов! Теперь ты за всё ответишь.
- Что с вами? Почему вы мне тыкаете, повышаете голос и распускаете руки?
- Милейший, поймите, так надо, - совсем другим голосом произнёс Вертик. - Ваш спутник решит, что я отрицательный персонаж, пытающийся похитить вас, погонится вслед и, разумеется, упустит нас. А потом соединится с вашим сыном, чтобы сообщить тому неприятное известие. И события пойдут далее по накатанным рельсам.
Матис удивлённо поднял брови:
- Во-первых, откуда вы знаете о передатчике? Во-вторых, почему вы сказали, что Заг, разумеется, нас упустит? В-третьих, кто сценарист этого спектакля?
- Я говорю о вещах, которые мне известны по долгу службы, и совершенно неважно, откуда у меня эта информация. А всё остальное вы увидите сами.
Парень побежал за угол, потянув за собой техноса. Тот оказывал посильное для его возраста сопротивление и стал звать на помощь. Когда анимал подбежал к месту происшествия, то вместо гуманоидов увидел плотное облако, угрожающе сверкающее во все стороны. Ни минуты не раздумывая, Заг бесстрашно прыгнул в таинственную субстанцию.

Страница 1 из 28123456789101112131415»...В конец »